Представитель, указанный в доверенности, не является стороной в сделке

Законодательством установлено, что сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.
Казалось бы, заключая договор, сторона, его подписавшая, должна в полной мере осознавать с кем конкретно заключена сделка.
Однако, встречаются субъекты, которые не перестают удивлять.

В рассмотренном ниже примере из судебной практики, выполнивший работы в пользу заказчика подрядчик, пытался истребовать оплату за выполненные работы с лица, выполнявшего представительские функции.

Экономический суд рассмотрел дело по иску ОАО "Д" к ООО "И" о взыскании суммы основного долга по договору строительного субподряда от 29.11.2013.
В судебном заседании было установлено, что между ООО "С" и ОАО "Д" был заключен договор от 29.11.2013, в соответствии с которым истец обязался выполнить комплекс строительно-монтажных работ, а именно: земляные работы, устройство дорожного покрытия, установка бортового камня на объекте "Строительство новых производственных мощностей по производству мясопродукции в М. районе".

Первоначально иск был заявлен к ООО "С".
В ходе рассмотрения дела истцом было заявлено ходатайство о замене ненадлежащего ответчика - ООО "С" на надлежащего - ООО "И". Определением суда от 13.04.2016 была произведена соответствующая замена ответчика, этим же определением ООО "С" привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика.

Ссылаясь на неисполнение ответчиком обязательств по оплате выполненных в рамках договора от 29.11.2013 работ, истец просил взыскать с ООО "И", с учетом уточненных требований, сумму в размере 2400482801 бел.руб. основного долга.
Представитель ответчика исковые требования не признал, указывая на то обстоятельство, что истцом был заключен договор с генподрядной организацией ООО "С", от имени которой они действовали в рамках договора от 06.11.2012.

Суд отказал истцу в удовлетворении исковых требований исходя из следующего.
Как дословно следовало из преамбулы договора от 29.11.2013, договор был заключен ООО "И" от имени ООО "С".
Представитель ООО "С" суду пояснил, что все юридические последствия по договору от 29.11.2013 возникли у ООО "С". При заключении договора от 29.11.2013 ООО "И" являлось поверенным по договору от 06.11.2012, заключенному между ООО "С" и ООО "И", и действовало на основании доверенности от 25.10.2013. ООО "С" подтвердило, что обязанность оплаты выполненных работ по договору от 29.11.2013 лежит на ООО "С" как на стороне, от имени которой заключен договор.
Все платежи по договору от 29.11.2013 осуществляло ООО "С". Данное обстоятельство было подтверждено в судебном заседании представителем истца.
Аналогичные пояснения дал суду и представитель ответчика - ООО "И".

Суд установил, что между ООО "Т" (заказчиком) и ООО "С" (генподрядчиком) был заключен договор строительного подряда от 03.09.2012, согласно которому заказчик поручал, а генподрядчик принимал на себя обязательства выполнить строительные, специальные монтажные и иные работы, услуги по строительству объекта "Строительство новых производственных мощностей по переработке мясопродукции в М. районе".

Суду был представлен договор от 06.11.2012, в соответствии с которым ООО "И" обязалось по заданию ООО "С" выполнять юридические действия по объекту строительства "Строительство новых производственных мощностей по переработке мясопродукции в М. районе" от имени и за счет ООО "С", а ООО "С" обязалось оплачивать эти услуги. Комплекс услуг оказывался в целях строительства вышеуказанного объекта и включал в том числе заключение и исполнение от имени ООО "С" договоров строительного субподряда по результатам выбора субподрядной организации, а также подписание от имени ООО "С" справок о стоимости выполненных работ и актов сдачи-приемки выполненных работ, представленных субподрядными организациями.

Суду также была представлена доверенность от 25.10.2013, на основании которой ООО "С" уполномочило ООО "И" представлять интересы ООО "С" во всех государственных органах, организациях и перед физическими лицами в рамках выполнения ООО "И" обязательств по договору от 06.11.2012, связанных с осуществлением деятельности по объекту "Строительство новых производственных мощностей по переработке мясопродукции в М. районе". Для выполнения данного поручения ООО "И" предоставлялось право совершать от имени ООО "С" определенные юридические действия, в том числе заключать, исполнять, изменять и прекращать договоры строительного субподряда по указанному объекту, вносить изменения в ранее заключенные договоры строительного субподряда.

В силу п. 1 ст. 861 ГК по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя.

Согласно ч. 1 п. 1 ст. 183 ГК сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, законодательстве либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного управления и самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Из представленных доказательств судом констатировалось, что заключенный 06.11.2012 между ООО "С" и ООО "И" договор имеет элементы договора на оказание инжиниринговых услуг и договора поручения, в рамках которого ответчиком осуществлялись полномочия по заключению с истцом договора от 29.11.2013.
Проанализировав договор от 06.11.2012, доверенность от 25.10.2013, исследовав письменные материалы дела, заслушав пояснения сторон и третьих лиц, суд пришел к выводу, что договор от 29.11.2013 был заключен между ООО "С" и ОАО "Д". Обязанность по оплате выполненных истцом работ возникла у ООО "С".

В пользу того обстоятельства, что стороной по договору от 29.11.2013 со стороны генподрядчика выступало ООО "С", также свидетельствовали представленные суду акты сдачи-приемки выполненных работ и справки о стоимости выполненных работ и затратах по объекту "Строительство новых производственных мощностей по переработке мясопродукции в М. районе", где в качестве заказчика для истца было отображено ООО "С". В иных же актах и справках было указано, что ООО "И" действовало от имени ООО "С".

Выводы суда о том, что договор от 29.11.2013 был заключен истцом с ООО "С", подтвердились также произведенными оплатами по договору, плательщиком по которым выступало только ООО "С".
В связи с вышеизложенным суд признал исковые требования к ООО "И" необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Справедливости ради, следует признать, что такая позиция истца была скорее обусловлена желанием взыскать денежные средства с лица, возможность взыскания с которого сомнений не вызывала, чем фактической ошибкой в определении надлежащего ответчика.

Тем не менее, рассмотренный пример из судебной практики обращает внимание на важность правильного определения ответчика при формировании требований о взыскании суммы по договору, заключенному представителем от имени представляемого. Предъявление указанного требования к представителю является основанием для отказа в удовлетворении иска.

Автор: Барановский А.Ф.

Поделиться