Что делать, если должник реорганизовался?

В практике взыскания дебиторской задолженности случается, что должник предпринимает действия, направленные на уклонение от исполнения обязательств в пользу кредитора. Такими действиями может быть реорганизация в форме выделения из должника новых юридических лиц. При этом, на одно из реорганизуемых лиц относятся ликвидные активы, а на второе - неликвидные активы и кредиторская задолженность.
Что в таком случае делать кредиторам?

Подпунктом 2.1 Декрета Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 N 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» (далее - Декрет) установлен заявительный принцип государственной регистрации субъектов хозяйствования, индивидуальных предпринимателей, изменений (дополнений) в учредительные документы.
Таким образом, реорганизация должника может быть произведена помимо воли кредитора или без ведома последнего.

В такой ситуации существует несколько способов защиты.

В случае, если должник уведомил кредитора о предстоящей реорганизации, кредитор в силу ст.56 ГК республики Беларусь и ст.23 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 N 2020-XII «О хозяйственных обществах» вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков.
Так, согласно ст.23 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 N 2020-XII «О хозяйственных обществах», реорганизуемое хозяйственное общество или орган, принявшие решение о реорганизации хозяйственного общества, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого хозяйственного общества.
Уведомление лиц, являющихся на дату принятия решения о реорганизации хозяйственного общества его кредиторами, осуществляется не позднее тридцати дней с даты принятия решения о реорганизации этого общества, а при реорганизации хозяйственного общества в форме слияния или присоединения - с даты принятия такого решения последним из хозяйственных обществ или юридических лиц иных организационно-правовых форм, участвующих в слиянии или присоединении. Иные лица уведомляются о принятом решении о реорганизации хозяйственного общества при заключении с ними договоров.
Кредитор реорганизуемого хозяйственного общества вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это общество, и возмещения убытков.
Требования кредитора предъявляются хозяйственному обществу письменно в течение тридцати дней с даты направления ему уведомления о принятом решении о реорганизации хозяйственного общества.

Необходимо иметь ввиду, что срок реализации кредитором данного права ограничено 30 днями с даты уведомления о принятом решении о реорганизации хозяйственного общества.

Случается, что должник умышленно не оповещает кредиторов о предстоящей реорганизации.
В соответствии с действующим законодательством, непредставление регистрирующему органу при регистрации реорганизации юридического лица информации о направлении соответствующих уведомлений его кредиторам не является препятствием для регистрации нового юридического лица.

В этом случае возможным способом защиты своих интересов будет предъявление кредитором иска о признании недействительной государственной регистрации выделившегося в результате реорганизации из дебитора юридического лица.

В соответствии с ч.1 п.26 Положения о регистрации субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом (далее - Положение о регистрации) собственники имущества (учредители, участники) коммерческой, некоммерческой организации, руководитель (иное лицо, уполномоченное в соответствии с учредительными документами действовать от имени организации), индивидуальный предприниматель несут ответственность за достоверность сведений, указанных в документах, представленных для государственной регистрации, включая заявление о государственной регистрации.
Согласно ч.2 п.26 Положения о регистрации, деятельность субъектов хозяйствования, государственная регистрация которых осуществлена на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующие органы, является незаконной и запрещается, а их государственная регистрация признается недействительной по решению суда.

В качестве примера можно привести следующее дело из судебной практики.

Фабула дела:
По заключенному между ЗАО «Т» и ИООО «Г» договору аренды от 25.09.2013 арендатору предоставлен в аренду торговый объект (универсальный магазин), расположенный в г.Минске.
По состоянию на 30.06.2015 сумма задолженности по арендной плате ИООО «Г» перед ЗАО «Т» составила 20 408,52 евро.

Внеочередным общим собранием участников ИООО «Г» 01.07.2015 было принято решение о реорганизации данного общества в форме выделения из него двенадцати обществ с ограниченной ответственностью.
Минским городским исполнительным комитетом на основании поданных представителями учредителей ООО «П» заявления и приложенных к нему документов 02.07.2015 произведена государственная регистрация данного общества, как созданного в результате реорганизации ИООО «Г».

В результате проведенной реорганизации по разделительному балансу права и обязанности ИООО «Г» по договору аренды перешли к ООО «П».
Уведомление о принятии 01.07.2015 внеочередным общим собранием участников ИООО «Г» решения о реорганизации данного общества, а также о передаче вновь создаваемому ООО «П» своих прав и обязанностей по договору аренды ИООО «Г» было направлено 08.07.2015, а получено ЗАО «Т» 23.07.2015.

ЗАО «Т», ссылаясь на нарушение его прав, как кредитора ИООО «Г», при реорганизации последнего, обратилось в суд с иском о признании государственную регистрацию ООО «П» на основании пунктов 24, 26 Положения о регистрации, вследствие того, что при регистрации ответчика в заявлении были указаны заведомо ложные сведения о соблюдении установленного порядка создания юридического лица. В качестве несоблюдения установленного порядка создания ООО «П» истец указывал на то, что при реорганизации ИООО «Г» были нарушены нормы ст.56 ГК Республики Беларусь, ст.23 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах», поскольку истец и другие кредиторы не были своевременно уведомлены о предстоящей реорганизации указанного общества, что препятствовало возможности предъявления требований к первоначальному должнику, в силу чего регистрирующий орган, по сути, был введен в заблуждение.

Решением экономического суда города Минска от 07.07.2016 ЗАО «Т» было отказано в удовлетворении исковых требований к ООО «П», Минскому городскому исполнительному комитету о признании недействительной государственной регистрации ООО «П».
Отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции в решении указал на отсутствие у истца права на предъявление иска по основаниям, установленным п.26 Положения о государственной регистрации, поскольку истец не относится к числу указанных в этом пункте субъектов, наделенных таким правом.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 18.08.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 15.12.2016 решение экономического суда города Минска от 07.07.2016 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 18.08.2016 отменены. Признана недействительной государственную регистрацию общества с ограниченной ответственностью «П», произведенная 02.07.2015 Минским городским исполнительным комитетом.

Отменяя ранее принятые судебные постановления, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь указала следующее.
Выводы о необоснованности заявленных истцом требований суд первой и апелляционной инстанции мотивировали тем, что, исходя из системного толкования пунктов 23, 24, 26 Положения о государственной регистрации, статьи 23 Закона о хозяйственных обществах, статьи 56 ГК Республики Беларусь, «не предоставление регистрирующему органу информации о направлении уведомления о реорганизации юридического лица не является основанием для отказа в принятии документов для государственной регистрации, кроме того, не является заведомо ложным сведением соблюдения установленного порядка создания юридического лица».
Вместе с тем, указанные выводы судов первой и апелляционной инстанций, положенные в основу принятых ими судебных постановлений, не основаны на нормах действующего законодательства.

Так, делая выводы об отсутствии у истца материального права на иск, судом первой инстанции не учтено, что в соответствии с частью второй пункта 24 Положения о государственной регистрации осуществление регистрирующим органом государственной регистрации субъектов хозяйствования может быть обжаловано в экономический суд, в том числе лицами, чьи права и законные интересы нарушены в результате осуществления государственной регистрации.
Также судом первой инстанции не учтено, что в пункте 26 Положения о государственной регистрации не содержится императивных предписаний о том, что по указанным в нем основаниям иски о признании недействительной государственной регистрации субъектов хозяйствования могут предъявлять только поименованные в этом пункте государственные органы, как не содержится и запрета на оспаривание в судебном порядке по этим же основаниям государственной регистрации субъектов хозяйствования иными лицами, чьи права нарушены такой регистрацией.

В этой связи истец, реализуя свое конституционное право на судебную защиту, в данной ситуации был вправе по своему усмотрению выбрать один из предусмотренных законодательством способов защиты, обратившись в суд в исковом порядке.
Судом кассационной инстанции признаны не основанными на законе выводы суда апелляционной инстанции о необоснованности требований истца со ссылкой на то, что не предоставление регистрирующему органу информации о направлении уведомления о реорганизации юридического лица не является основанием для отказа в принятии документов для государственной регистрации.

Действительно, учитывая существующий в настоящее время заявительный принцип государственной регистрации, не предоставление регистрирующему органу при регистрации созданного в результате реорганизации юридического лица конкретной информации о направлении соответствующих уведомлений его кредиторам не является препятствием для регистрации нового юридического лица.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 19 Положения о регистрации при обращении за государственной регистрацией в заявлении о государственной регистрации юридического лица подтверждается, в том числе, что сведения, содержащиеся в представленных для государственной регистрации документах, в том числе в заявлении о государственной регистрации, достоверны, что порядок создания юридического лица соблюден.

ООО «П» было создано в результате реорганизации ИООО «Г». Соответственно, указанные в заявлении о государственной регистрации ООО «П» сведения о соблюдении порядка его создания должны были соответствовать фактическому соблюдению установленного законодательством порядка его создания, то есть, соблюдению при реорганизации ИООО «Г» установленных законодательством требований.

В силу требований п.1 ст.56 ГК Республики Беларусь и ч.1, 2 ст.23 Закона о хозяйственных обществах ИООО «Г» обязано было не позднее 30 дней с даты принятия решения о своей реорганизации уведомить об этом истца, как своего кредитора.

Как указано выше, ИООО «Г» уведомление о принятом решении о своей реорганизации направило в адрес истца только 08.07.2015.
Следовательно, указанные в поданном в регистрирующий орган заявлении о регистрации ООО «П» сведения о соблюдении порядка его создания не соответствовали действительности, то есть, являлись заведомо ложными, что в соответствии с п.26 Положения о государственной регистрации является основанием для признания государственной регистрации ООО «П» недействительной.

Кроме того, обращение в регистрирующий орган за регистрацией ООО «П» 02.07.2015, то есть, на следующий день после принятия участниками ИООО «Г» решения о его организации, лишило истца, как кредитора ИООО «Г», гарантированного п.2 ст.56 ГК Республики Беларусь и ч.3 ст.23 Закона о хозяйственных обществах права потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств ИООО «Г» по договору аренды.
В этой связи действия ИООО «Г» и учредителей ООО «П» по регистрации последнего при указанных обстоятельствах были признаны судом кассационной инстанции о наличии со стороны ответчика злоупотребления правом, путем использования заявительного принципа регистрации субъектов хозяйствования во вред интересам истца.

Следует обратить внимание и на корректность формулировок исковых требований.

Так, надлежащим способом защиты нарушенного права в приведенной выше ситуации будет заявление требований о недействительности государственной регистрации вновь образованного хозяйственного общества, либо недействительности произведенной государственная регистрация изменений и дополнений в устав хозяйственного общества, связанных с его реорганизацией.

Поскольку реорганизация субъекта хозяйствования носит многоэтапный характер от принятия решения собственником о реорганизации субъекта хозяйствования до принятия уполномоченным органом соответствующего акта (решения), заявление требований о признании реорганизации недействительной не будет надлежащим способом защиты, поскольку при заявлении требований в такой формулировке будет не конкретизирован сам предмет спора, т.е. материально-правовое требование. Такой вывод изложен судебной практикой экономического суда г.Минска (дело № 110-17/2013).
Заявление требовании о признании недействительной сделки, оформленной протоколом общего собрания участников о реорганизации хозяйственного общества путем выделения из него другого юридического лица также является не правильным, поскольку не основано на нормах действующего законодательства (дело хозяйственного суда г.Минска № 62-9/2013).

Автор: Барановский А.Ф.

Поделиться