Солидарная ответственность при реорганизации должника, как единственный способ защитить имущественные права кредитора.

В нынешних реалиях правоприменительной практики, единственным возможным для кредитора способом защититься от реорганизации недобросовестного должника является попытка возложения солидарной обязанности по исполнению обязательств не только на правопреемника этого обязательства по разделительному балансу, но и на юридическое лицо, которое этим разделительным балансом было выведено из обязательства.

В нынешних реалиях правоприменительной практики, единственным возможным для кредитора способом защититься от реорганизации недобросовестного должника является попытка возложения солидарной обязанности по исполнению обязательств не только на правопреемника этого обязательства по разделительному балансу, но и на юридическое лицо, которое этим разделительным балансом было выведено из обязательства.

Надо заметить, что зачастую кредиторы сталкиваются с формальным подходом при рассмотрении судами подобных исков, что сводит на «нет» единственный оставшийся способ защиты.

Для наглядности пример из судебной практики.
В экономический суд минской области на основании п.3 ст.56 ГК гражданином У. (истец) был заявлено требование о взыскании солидарно с ООО «Т» и ООО «Т-р» 30 000,00 белорусских рублей остатка невзысканной действительной стоимости доли вышедшего участника, 2 768,38 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами за просрочку выплаты действительной стоимости доли за период с 04.01.2019 года по 23.01.2020 года, 31 314,13 белорусских рублей прибыли общества, причитающейся вышедшему участнику за период с 03.01.2018 года по 31.12.2018 года.

Обстоятельства дела.
ООО «Т» зарегистрировано районным исполнительным комитетом 16.12.1998 года.
Гражданин У. до 03.01.2018 года являлся участником ООО «Т».
На основании заявления о выходе из состава участников ООО «Т» 03.01.2018 года, истец вышел из состава участников этого хозяйственного общества.
Предельный срок на осуществление выплаты истцу, как вышедшему участнику, действительной стоимости доли истек 03.01.2019 года.
В добровольном порядке ответчик ООО «Т» выплатило истцу только 27 100 рублей действительной стоимости доли вышедшего участника.
В связи с ненадлежащим выполнением ответчиком ООО «Т» своих обязательств, истец был вынужден обратится с соответствующими исками в суды.
Решением экономического суда Гродненской области делу №46-4/2019 были удовлетворены исковые требования У. к ООО «Т» и с данного ответчика взыскано часть действительной стоимости доли в размере 1 000,00 рублей, часть прибыли ООО «Т» за период с 03.01.2018 по 31.12.2018 года в размере 1 000,00 рублей, 28,89 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами за просрочку исполнения обязательства по выплате действительной стоимости доли.
При этом, указанным выше решением экономического суда Гродненской области была установлена обязанность ООО «Т» по выплате У. действительной стоимости доли в общем размере 263 693,00 белорусских рублей, 32 314,13 белорусских рублей прибыли за период с 03.01.2018 по 31.12.2018, а также процентов за пользование чужими денежными средствами за несвоевременное исполнение денежного обязательства.
Впоследствии, истцу стало известно о том, что в результате реорганизации ООО «Т», произошедшей еще 14.06.2019 года, из ООО «Т» было выделено хозяйственное общество ООО «Т-р» с передачей последнему каких-то обязательств в отношении истца.
Анализ разделительного баланса показал, что ООО «Т-р» были переданы обязательств перед кредитором У. без передачи вновь созданному юридическому лицу активов, достаточных для исполнения данных обязательств. Так, исходя из разделительного баланса, величина стоимости чистых активов ООО «Т-р» имела на момент реорганизации отрицательное значение и составляла минус 15 476,88 рублей. В то же время, стоимость чистых активов ООО «Т» после реорганизации составила плюс 289 497,63 рублей. При этом, ООО «Т-р» со дня своего создания и до момента ухода в ликвидацию хозяйственной деятельности не осуществляло.
По мнению истца, по результатам изучения разделительного баланса не представляется возможным установить, кому из юридических лиц и в каком объеме переходят обязательства ООО «Т» перед У. по выплате действительной стоимости доли, прибыли, полученной обществом с момента выбытия участника до момента расчета, процентов за пользование чужими денежными средствами, а также иных возможных требований (в том числе оспариваемых стороной ответчика).

В качестве аргументации своей позиции, истец ссылался на следующие обстоятельства.
Как следует из Приложения №3 к разделительному балансу, от ООО «Т» к ООО «Т-р» перешли обязательства перед У. в части выплаты 236 593,00 белорусских рублей. В качестве основания возникновения данной кредиторской задолженности указан протокол общего собрания участников ООО «Т» от 23.02.2018 года №1.
Вместе с тем, как следует из самого протокола общего собрания участников ООО «Т» от 23.02.2018 года №1 действительная стоимость доли У. определена в размере 202 105,50 рублей.
Таким образом, указанная в Приложения №3 к разделительному балансу от ООО «Т» денежная сумма в размере 236 593,00 белорусских рублей противоречит решению общего собрания участников ООО «Т» от 23.02.2018 года №1, не совпадает с суммой, установленной решением экономического суда Гродненской области от 01.11.2019 года по делу№46-4/2019, и не отражает реального распределения обязательств среди реорганизуемых юридических лиц.
Так, не представляется возможным установить к какому конкретно обязательству (действительной стоимости доли, прибыли, процентам или какому либо еще) относится указанная в Приложения №3 к разделительному балансу сумма.
Истец отмечал, что размер действительной стоимости доли и иных сумм, подлежащих выплате выходящему участнику, не подлежит обязательному отражению в решении общего собрания участников хозяйственного общества. Однако, в том случае, если вопрос о выплате и определения размера этих сумм все-таки был разрешен общим собранием участников хозобщества (высшим органом управления), то обстоятельства, факты, цифры, которые зафиксированы этим ненормативным актом органа управления становятся обязательными для исполнительного органа этого хозяйственного общества, поскольку решение общего собрания участников хозяйственного общества является ненормативным актом органа управления общества.
До настоящего времени ответчиками этот ненормативный акт (решение общего собрания участников) не отменен, не изменен и не оспорен в установленном порядке.
Таким образом, решение общего собрания участников ООО «Т» от 23.02.2018 года №1 является обязательным к исполнению для хозяйственного общества.
Следовательно, указанная в Приложения №3 к разделительному балансу от ООО «Т» денежная сумма в размере 236 593,00 белорусских рублей противоречит решению общего собрания участников ООО «Телур» от 23.02.2018 года №1 даже в части размера действительной стоимости доли и не отражает реального распределения обязательств среди реорганизуемых юридических лиц.
Вместе с тем, на дату реорганизации ООО «Т» имело обязательства перед У. в размере, как минимум, 280 768,51 белорусских рублей (действительной стоимости доли - 236 593,00 рублей; часть прибыли, полученной обществом с момента выбытия участника до момента расчета - 32 314,13 рублей за период с 03.01.2018 по 31.12.2018; проценты за пользование чужими денежными средствами, за несвоевременное исполнение перечисленных выше обязательств за период с 04.01.2019 по 14.06.2019 в размере 11 861,38 рублей).
При этом, ни сам разделительный баланс, ни Приложение №3 к нему не содержит указаний в счет каких конкретно обязательств ООО «Телюр» передается кредиторская задолженность перед Ушкиным В.В., а также не содержит всей суммы уже возникших и реально имеющихся на дату реорганизации обязательств.
Отметка в примечаниях Приложение №3 к разделительному балансу о том, что передаваемая ООО «Телюр» кредиторская задолженность возникает из «расчетов с вышедшим учредителем», не дает конкретного представления о правопреемстве, поскольку в силу ст.103 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» к «расчетам с вышедшими учредителями» относятся, как выплата действительной стоимости доли, так и части прибыли, причитающейся выходящему участнику.
Истцом также отмечалось, что наличие и объем обязательств ООО «Т» перед истцом установлен вступившим в законную силу решением экономического суда Гродненской области от 01.11.2019 года по делу №46-4/2019 и не подлежит повторному доказыванию в силу ст.106 ХПК Республики Беларусь.
В своих аргументациях истец также ссылался на реализацию ответчиком ООО «Т» своего права в форме злоупотребления (ст. 9 ГК).
По мнению истца, реорганизация ООО «Телур» в форме выделения из него ООО «Т-р» и попытка передачи последнему кредиторской задолженности осуществлена исключительно с намерением уклонения должника от исполнения обязательств перед кредитором и сокрытия активов и данному обстоятельству свидетельствовали следующие факты:
факт не направления ООО «Т», в нарушении требований ст.56 ГК Республики Беларусь, уведомления кредитору У. о своей предстоящей реорганизации;
факт не направления ООО «Т», в нарушении требований ст.56 ГК Республики Беларусь, уведомления кредитору У. о своей состоявшейся реорганизации;
факт не осуществления ООО «Т-р» какой-либо хозяйственной и коммерческой деятельности с момента своего создания до момента ухода в ликвидацию;
факт передачи ООО «Т-р» обязательств перед кредитором У. без передачи вновь созданному юридическому лицу активов, достаточных для исполнения данных обязательств (анализ разделительного баланса свидетельствовал об отрицательном значении стоимости чистых активов у ООО «Т-р». Так, исходя из разделительного баланса, величина чистых активов ООО «Т-р» имеет отрицательное значение и составляет минус 15 476,88 рублей. В то же время, стоимость чистых активов ООО «Т» после реорганизации составила плюс 289 497,63 рублей);
факт ухода ООО «Т-р» в ликвидацию на следующий день после подачи У. искового заявления в экономический суд о взыскании сумм.

Решением экономического суда Минской области по делу №10-11/2020 с ООО «Т-р» в пользу У. были взысканы все заявленные суммы и судебные расходы. В удовлетворении требований У. о взыскании данных сумм с ООО «Т» в солидарном порядке было отказано.
Отказывая в удовлетворении требований У. к ООО «Т» суд указал, что указанная в разделительном балансе передаваемая сумма кредиторской задолженности в размере 236 593,00 рублей соответствует остатку задолженности ООО «Т» перед У. на момент реорганизации по выплате действительной стоимости доли. Суд сделал вывод о том, что из содержания разделительного баланса и решения общего собрания участников ООО «Т» от 23.02.2018 года №1 следует, что У. причитаются все выплаты предусмотренные законодательством, в связи с выходом У. из состава участников хозобщества.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области по делу № 10-11/2020/149А решение суда первой инстанции изменено. С ООО «Т» и ООО «Т-р» солидарно в пользу ООО «М» (правопреемник истца У. на основании договора уступки права требования) взыскано 31 314,13 рублей прибыли, причитающейся вышедшему участнику. Также с ООО «Т-р» в пользу ООО «М» взыскано 30 000 рублей невыплаченной части стоимости имущества общества, соответствующей действительной стоимости доли в уставном фонде вышедшего участника, 2 768,38 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами. Апелляционным постановлением также были распределены судебные расходы пропорционально солидарной и единоличной ответственности ответчиков.

Изменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции руководствовался следующим.
В силу пункта 4 статьи 54 Гражданского кодекса Республики Беларусь (по тексту – ГК) при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них в соответствии с разделительным балансом переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица.
Разделительный баланс должен содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами (п.1 ст.55 ГК).
В силу пункта 3 статьи 56 ГК, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.
В рассматриваемом случае разделительный баланс от 14.06.2019 и приложение № 3 к нему в полной степени позволяют определить, что
ООО «Т-р» является правопреемником ООО «Т» по обязательствам в части выплаты вышедшему участнику У. действительной стоимости доли последнего в уставном фонде в размере 236 593 бел.руб.
В свою очередь, названный разделительный баланс от 14.06.2019 не дает возможности определить правопреемника ООО «Т» по его обязательствам в части выплаты 32 314,13 бел.руб. прибыли, причитающейся вышедшему участнику Ушкину В.В.
Таким образом, выводы суда первой инстанции со ссылкой на протокол общего собрания участников от 23.02.2018 № 1, из содержания которого следует, что У. причитаются все выплаты, предусмотренные законодательством и уставом, в связи с его выходом из состава участников ООО «Т», включая прибыль, судом апелляционной инстанции признан несоответствующими материалам дела, поскольку в рассматриваемом случае по правилам статей 55-56 ГК надлежащим документом, содержащим положения о правопреемстве по обязательствам ООО «Т», является разделительный баланс, в содержании которого должны быть четко отражены конкретные передаваемые обязательства и их размеры, а не протокол общего собрания участников общества.

Автор: Барановский А.Ф.

Поделиться