О вопросах применения сроков исковой давности

Как бы на первый взгляд понятно не было сформулировано понятие и порядок применения сроков исковой давности, на практике стороны в правоотношениях зачастую сталкиваются с трудностями в их применении. Дело здесь, в первую очередь, заключается в субъективном понимании даты начала течения срока исковой давности, ошибки в трактовании значений перерыва и приостановления течения срока исковой давности и т.д.

В соответствии со ст.196 ГК Республики Беларусь исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Порядок применения сроков исковой давности установлен ст.200 ГК Республики Беларусь.
Так, требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.
Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.
Такое заявление может быть сделано стороной, как в письменной, так и в устной форме непосредственно в ходе судебного разбирательства. В последнем случае о таком заявлении указывается в протоколе судебного заседания.
Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Начнем с даты начала течения срока исковой давности.
Для исчисления даты окончания срока исковой давности, важно правильно определить дату, с которой такой срок должен начать исчисляться.
В соответствии со ст.201 ГК Республики Беларусь течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.
По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.
По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение срока исковой давности начинается, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании указанного срока.
По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

При всей кажущейся простоте приведенной выше формулировки, зачастую у сторон возникают сложности с определением такой даты.

Не редко, при рассмотрении спора, вытекающего из договорных правоотношений, стороны ошибочно полагают, что начало течения срока исковой давности обусловлено не положениями договора о дате возникновения обязательства, а судебным постановлением или официальным документом другого государственного органа.
Такая позиция, в большинстве случаев, является ошибочной.

Пример 1
Между истцом (подрядчик) и ответчиком (заказчик) 24.05.2012 года был заключен договор строительного подряда, предметом которого являлось строительство объекта.
Стоимость работ и порядок расчетов были согласованы сторонами в договоре подряда, а также была согласована ответственность заказчика за несвоевременное проведение расчетов за выполненные работы в размере 0,2% неперечисленной суммы за каждый день просрочки.
Ранее, по результатам рассмотрения спора между этими же сторонами по вопросу стоимости фактически выполненных подрядчиком работ по рассматриваемому договору подряда, решением экономического суда города Минска от 21.01.2014 года с ответчика в пользу истца взыскана сумма основного долга и проценты за пользование чужими денежными средствами. При этом указанным решением со ссылкой на установление договором зависимости срока оплаты выполненных работ от срока предоставления подрядчиком исполнительной документации, подтверждающей качество работ, установлено, что просрочку в оплате задолженности за выполненные работы следует исчислять с 12.02.2013 года, в связи с чем подлежащие взысканию проценты суд рассчитал за период с 12.02.2013 года по 20.03.2013 года (из заявленного истцом периода просрочки оплаты).
В последующем, истец неоднократно обращался в экономический суд города Минска с требованиями о взыскании пени за нарушение срока оплаты основного долга по этому же договору подряда,. В рамках одного из дел экономическим судом города Минска были рассмотрены требования истца о взыскании с ответчика пени за период просрочки оплаты с 24.04.2013 года по 26.05. 2013 года.
Оплата задолженности по договору подряда производилась ответчиком поэтапно.
Со ссылкой на допущенную со стороны ответчика просрочку оплаты задолженности за выполненные работы, истец 28.12.2016 года обратился в суд с требованием о взыскании с ответчика неустойки (пени) за период просрочки оплаты с 27.05.2013 года по 30.06.2013 года, увеличив в процессе судебного разбирательства исковые требования, определив период просрочки по 20.09.2013 года
Обосновывая исковые требования, истец указывал, что им стало известно о нарушении ответчиком права истца на оплату суммы основного долга исключительно из решения экономического суда города Минска по другому делу, вступившего в законную силу 02.04.2014 года. Истец указывал, что в отношении основного требования по оплате с предъявлением иска по предыдущему делу наступил перерыв срока исковой давности, течение которого началось заново после вступления решения в законную силу, и в последующем течение срока исковой давности также неоднократно прерывалось действиями ответчика по частичным оплатам суммы основного долга, последний платеж по которой был произведен 23.07.2014 года. Также истец полагал, что в отношении требования о взыскании неустойки, как дополнительного требования, следующего за судьбой основного обязательства, срок исковой давности также неоднократно прерывался.
Возражая против заявленных исковых требований, ответчик, в свою очередь, заявил об истечении по заявленным требованиям срока исковой давности.
Решением экономического суда города Минска (дело № 19-22/2017) истцу отказано в удовлетворении исковых требований к ответчику о взыскании неустойки.
Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки, суд руководствовался следующим.
Суд указал, что по заявленным требованиям о взыскании неустойки за период с 27.05.2013 года по 20.09.2013 года трехгодичный срок исковой давности, установленный статьей 197 Гражданского кодекса, к моменту обращения с иском в суд – 28.12.2016 года, истек.
В соответствии с частью второй пункта 2 статьи 200 Гражданского кодекса Республики Беларусь истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, в связи с чем, судом сделан вывод об отказе в иске на основании истечения срока исковой давности, о применении которой было заявлено ответчиком.
При этом суд указал, что исковая давность, как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено, в отношении права требования штрафных санкций, включая неустойку (пеню), исчисляется за каждый календарный день просрочки исполнения, поскольку не оплата основного долга является длящимся нарушением исполнения обязательства по оплате, за каждый день нарушения которого сторона кредитора (истец) вправе обратиться за взысканием пени, размер которой согласован условиями заключенного сторонами договора подряда.
В порядке применения положений статьи 203 Гражданского кодекса, с учетом даты направления истцом ответчику претензии об уплате пени за рассматриваемый период от 04.09.2016 года, и установленного договором срока рассмотрения претензии – семь дней, суд пришел к выводу о том, что к моменту обращения с рассматриваемым иском в суд срок исковой давности истек.
Доводы истца о том, что срок исковой давности по рассматриваемому требованию прервался предъявлением иска по другому делу и последующими действиями ответчика по оплате суммы задолженности за выполненные работы, на который начисляется пеня, признаны судом необоснованными, поскольку предметом рассмотрения по первому делу являлись только требования о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами, но не требование о взыскании пени за рассматриваемый период.
Позиция представителя истца о том, что им стало известно о нарушении права только при вынесении первого решения по делу, в связи с чем начало течения исковой давности по всем требованиям, включая штрафные санкции, необходимо исчислять с даты его вступления в законную силу, судом признаны необоснованными, поскольку вступившим в законную силу решением экономического суда города Минска от 22.01.2014 года установлено, что право истца как подрядчика на оплату выполненных им работ было нарушено заказчиком с 12.02.2013 года, и просрочка оплаты суммы основного долга наступила именно с этой даты, а не с даты вступления решения в законную силу.

Из рассмотренного примера также можно увидеть и практику применения сроков исковой давности к дополнительным требованиям

Пример 2
Судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь было отменено решение экономического суда города Минска о взыскании основного долга (Дело № 147-22/2017/1376К).
Как следует из материалов дела, между ответчиком (заказчик) и истцом (подрядчик) был заключен договор строительного подряда.
В соответствии с условиями договора заказчик обязался в течение 3 рабочих дней принять выполненные подрядчиком работы с подписанием акта выполненных работ (форма С-2 и С-3) и оплатить принятые работы в течение 10 банковских дней с момента подписания акта.
Подрядчик предъявил к приемке и оплате работы по актам сдачи-приемки выполненных строительных и иных специальных монтажных работ за январь 2012 года, справки о стоимости выполненных работ за январь 2012 года.
Заказчик не принял работы и не подписал указанные акты, справку стоимости выполненных истцом работ.
Акты сдачи-приемки выполненных строительных и иных специальных монтажных работ за январь 2012года, справка о стоимости выполненных работ за январь 2012 года, подписанные истцом в одностороннем порядке, были направлены ответчику письмом - претензией от 03.01.2013 года (вручено ответчику 04.01.2013 года).
В последующем подрядчик обращался в хозяйственный суд г. Минска с иском о взыскании с заказчика основного долга по оплате за выполненные работы по договору строительного подряда за период с июня 2011 года по февраль 2012 года, пени за просрочку приемки работ, пени за просрочку оплаты и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Определением от 19.03.2014 года исковое заявление подрядчика к заказчику о взыскании основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами было оставлено без рассмотрения.
Поскольку и в последующем разногласия по оплате выполненных работ по договору строительного подряда во внесудебном порядке не были урегулированы, а претензии подрядчика оставлены без удовлетворения, истец обратился в экономический суд с иском о взыскании с заказчика основного долга.
Принимая решение об удовлетворении иска, экономический суд на основании положений статьи 701, пункта 4 статьи 708 Гражданского кодекса Республики Беларусь признал неправомерным отказ ответчика от принятия и оплаты выполненных истцом работ.
Также суд первой инстанции отклонил заявление ответчика о пропуске срока исковой давности.
В обоснование своих выводов экономический суд первой инстанции указал, что акты сдачи-приемки выполненных работ, справка о стоимости выполненных работ не подписаны ответчиком, а по условиям договора срок для оплаты определяется в течение 10 банковских дней с момента подписания акта.
Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь признала ошибочными, выводы суда первой инстанции об отсутствии факта пропуска срока исковой давности на основании следующего.
Общий срок исковой давности, установленный в три года (статья 197 ГК Республики Беларусь), распространяется на все виды требований, вытекающих из гражданских правоотношений, за исключением тех, в отношении которых законодательными актами установлены сокращенные или более длительные сроки по сравнению с общим сроком исковой давности либо на которые исковая давность не распространяется (статья 209 ГК).
Пунктом 1 статьи 201 ГК Республики Беларусь закреплено общее правило о начале течения срока исковой давности, согласно которому течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Пункт 1 статьи 701 ГК Республики Беларусь определяет, что оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и порядке, которые установлены законодательством и договором строительного подряда
По обстоятельствам дела следует, что в соответствии с условиями договора строительного подряда, акты сдачи-приемки выполненных строительных и иных специальных монтажных работ за январь 2012 года, справка о стоимости выполненных работ за январь 2012 года, подписанные истцом в одностороннем порядке и направленные ответчику с претензией от 03.01.2013 года (вручено ответчику 04.01.2013 года) подлежали подписанию ответчиком до 09.01.2013 года, а оплате — по 23.01.2013 года (при отсутствии мотивированных возражений).
Следовательно, 24.01.2013 года является началом течения срока исковой давности, о применении которой и заявлено заказчиком суду первой инстанции, поскольку уже с этого момента подрядчик мог и должен был знать о нарушении своего права в результате неисполнения ответчиком денежных обязательств, так как факт не подписания актов сдачи-приемки выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и является обстоятельством, предоставляющим право на обращение за защитой нарушенных в прав в судебном порядке.
Поскольку в спорных отношениях для требований истца об оплате выполненной работы действует общий срок исковой давности в три года, его течение закончилось 25.01.2016 года.
Подрядчиком не было предоставлено доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств с которыми положения статей 203 и 204 ГК Республики Беларусь связывают наличие оснований приостановления или перерыва течения срока исковой давности.
В силу статьи 205 ГК Республики Беларусь, поскольку определением от 19.03.2014 года хозяйственным судом был оставлен без рассмотрения иск подрядчика к заказчику о взыскании основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжено в общем порядке.
Претензия истца от 02.03.2017 года предъявлена ответчику уже после истечения срока исковой давности.
Иск подрядчика о взыскании с заказчика суммы основного долга согласно актам сдачи-приемки выполненных строительных и иных специальных монтажных работ за январь 2012 года, справки о стоимости выполненных работ за январь 2012 года предъявлен 05.04.2017 года с пропуском срока исковой давности, что является основанием для отказа в его удовлетворении (часть 2 пункта статьи 200ГК).

Бывают случаи, когда спор рассматривается после отмены судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам. В этом случае исчисление срока исковой давности будет начинаться с даты, когда лицу стало известно об этом обстоятельстве. Если такое обстоятельство было установлено иным судебным постановлением, то срок исковой давности подлежит исчислению с даты судебного постановления.

Пример 3
По результатам рассмотрения хозяйственным судом г. Минска дела по иску ООО «А» к ПК «Г» о взыскании суммы было вынесено определение от 08.09.2009 года о прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения, согласно которому во исполнение денежных обязательств ответчик передает, а истец принимает в собственность объекты недвижимости, принадлежащие ответчику на праве собственности.
На основании данного судебного постановления РУП «Минское городское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» произвело регистрацию перехода права собственности на вышеуказанные объекты недвижимого имущества от ПК «Г» к ООО «А».
В марте 2012 года зарегистрировано ООО «Б», созданное в результате реорганизации ООО «А» путем выделения. По разделительному балансу к нему перешли объекты, приобретенные ООО «А» у ПК «Г». В апреле 2012 года зарегистрирован переход к ООО «Б» права собственности на объекты недвижимого имущества.
Постановлением Судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 30.01.2014 года признано недействительным решение общего собрания членов кооператива «Г» от 04.09.2009 года, наделившее председателя кооператива правом на заключение мирового соглашения.
ПК «Г» 12.02.2014 года обратился в экономический суд г.Минска с заявлением о возобновлении дела о взыскании в пользу ООО «А» денежной суммы по вновь открывшимся обстоятельствам и отмене ранее вынесенного определения от 08.09.2009 года.
Решением суда от 06.06.2014 года дело было возобновлено по вновь открывшимся обстоятельствам.
Постановлением Судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 28.08.2014 года указанное решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении судом 16.10.2015 года было вынесено решение о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам с отменой определения от 08.09.2009 года об утверждении мирового соглашения, предусматривавшего передачу недвижимости от кооператива к ООО «А». Данное решение вступило в законную силу 10.12.2015 года. Решение Мингорисполкома от 25.09.2014 года об исключении ООО «А» из ЕГР признано недействительным судебным постановлением от 26.11.2014 года.
В связи с признанием недействительным решения общего собрания членов кооператива «Г» от 04.09.2009 года, наделившее председателя кооператива правом на заключение мирового соглашения, ПК «Г» обратилось с иском в суд к с ООО «А», РУП «Минское городское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» о признании недействительной государственной регистрации перехода права собственности.
Решением экономического суда г.Минска (дело 260-17/2014) требования истца удовлетворены. Признана недействительной государственная регистрация перехода от истца к ООО «А» права собственности на объекты недвижимого имущества. Обосновывая свои возражения, ответчик ООО «Б» указывал на необходимость применения к требованиям истца сроков исковой давности, полагая, что срок исковой давности начал течь с момента внесения 05.10.2009 года в регистрационную книгу записи о правообладателе - ООО «А». Иск же о признании недействительной государственной регистрации перехода права собственности заявлен только в июле 2014 года.
Удовлетворяя исковые требования о признании недействительной государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, суд исходил из следующего.
В соответствии со статьей 55 Закона Республики Беларусь «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» одним из оснований для государственной регистрации, в данном случае, перехода прав на недвижимое имущество является судебное постановление, устанавливающее или прекращающее права на данный объект.
Отмена определения хозяйственного суда г. Минска от 08.09.2009 года в рамках производства о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам влечет правовые последствия, предусмотренные в п.4 ст.8 и ст.28-1 Закона Республики Беларусь «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним», в виде признания судом недействительной государственной регистрации перехода к ООО «А» права собственности на объекты и, как следствие, аннулирования соответствующей записи в регистрационной книге.
Вопросы соблюдения порядка аннулирования записи, в том числе последовательности таких действий с учетом наличия записей об иных правообладателях, разрешаются регистрирующей организацией.
Нарушение уставного порядка принятия решения об отчуждении объектов кооператива, выразившееся в не обеспечении надлежащего получения согласия одного из участников, и заявленное последним суду в 2013 году, установлено по результатам рассмотрения соответствующего спора между данным участником и кооперативом судебным постановлением от 30.01.2014 года. С этой даты у кооператива возникло право на судебное оспаривание государственной регистрации.
Довод об исчисления срока исковой давности с даты внесения записи в ЕГРНИ (05.10.2009 года) с учетом изложенного выше, судом признаны ошибочными. Возможность получить сведения о дате регистрации смены правообладателей само по себе не может обеспечить должное «знание» о нарушенном праве.

Встречаются в правоприменительной практике и ошибки в трактовании значений перерыва и приостановления течения срока исковой давности.
Пример 4
Между истцом (перевозчик) и ответчиком (заказчик) 07.07.2014 года был заключен договор на перевозку грузов на автомобиле, согласно которому перевозчик обязался принимать с выполнением погрузочно-разгрузочных работ, а заказчик обязался предъявлять к автомобильной перевозке грузы в объемах и в сроки, предусмотренные заявкой на автомобильную перевозку грузов.
Порядок расчетов стороны согласовали в договоре перевозки, определив, что оплата за транспортные услуги производится на основании счета-фактуры и протокола согласования цены в полном размере до оказания услуги, а в случае переработки перевозчиком оговоренных с заказчиком часов, окончательный расчет производится после составления актов выполненных работ в течение трех банковских дней.
За несвоевременную оплату установлена ответственность заказчика в виде штрафа в размере 0,15% от неоплаченной в срок суммы за каждый день просрочки, а также пеня в размере однодневной учетной ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки.
В ходе исполнения договора перевозки сторонами подписаны Акты по работе крана-гидроманипулятора: от 08.07.2014 года, от 18.07.2014 года, от 28.07.2014 года, от 01.08.2014 года, от 05.10.2015 года, от 07.10.2015 года.
Истцом также представлены выставляемые ответчику счета на оплату: от 07.07.2014 года, от 17.07.2014 года, от 31.07.2014 года, от 01.10.2015 года.
Со ссылкой на не оплату задолженности за услуги по грузоперевозке, истец обратился в суд с требованием о взыскании основного долга, а также пени и процентов за пользование чужими денежными средствами за период просрочки оплаты с 08.07.2014 года по 05.04.2017 года, уточнив заявленные исковые требования по состоянию на 31.05.2017 года.
В отзыве на исковое заявление от 18 апреля 2017 года ответчиком со ссылкой на статью 751 Гражданского кодекса Республики Беларусь было заявлено о применении исковой данности по всем заявленным требованиям.
Возражая против применения сроков исковой давности, представитель истца указывал, что принимая во внимание направление претензии от 30.07.2015 года со сроком ответа – один месяц, и получение указанной претензии ответчиком 04.08.2015 года, течение срока исковой давности было приостановлено до 07.09.2015 года, после чего течение срока исковой давности продолжилось с 08.09.2015 года, а оставшаяся часть срока исковой давности удлинилась до шести месяцев – т.е. до 08.03.2016 года. Истец утверждал, что в последующем, после направления заявления о возбуждении приказного производства по рассматриваемым требованиям, в связи с возбуждением приказного производства, срок исковой давности прервался, и начал течь заново с 18.11.2015 года, и в период нового течения срока исковой давности в связи с подписанием сторонами акта сверки от 17.02.2016 года срок исковой давности вновь прервался, и начал течь заново с 18.02.2016 года. Далее, по мнению истца, срок исковой давности прервался в очередной раз возбуждением по заявлению взыскателя от 21.11.2016 года приказного производства, в связи с чем окончание срока исковой давности приходится на 27.12.2017 года. По мнению истца, в связи с не истечением срока исковой давности по основному требованию о взыскании долга, не истекла исковая давность и по требованиям о взыскании пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решением экономического суда города Минска (дело № 114-22/2017) истцу отказано в удовлетворении исковых требований к ответчику.
Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд пришел к выводу о том, что по рассматриваемому требованию о взыскании задолженности по перевозке груза по договору перевозки, на момент обращения в суд с исковым заявлением (06.04. 2017 года), истек срок исковой давности, установленный в один год пунктом 3 статьи 751 Гражданского кодекса Республики Беларусь, и пунктом 122 Правил автомобильных перевозок грузов, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30 июня 2008 года № 970.
Как было установлено судом, неоплаченной, и заявленной ко взысканию, являлась сумма, состоящая из частично не оплаченной по акту от 18.07.2014 года, и не оплаченных в полном размере по акту от 28.07.2014 года и по акту от 01.08. 2014 года.
Выводы суда об истечении по указанный требованиям срока исковой давности были сделаны на основании представленных доказательств, в том числе, получением ответчиком 04.08.2015 года претензии истца от 30.07.2015 года с требованием об оплате долга по актам от 08.07.2014 года, от 18.07.2014 года, от 28.07.2014 года, от 01.08.2014 года.
Принимая во внимание отсутствие ответа на претензию истца, суд, со ссылкой на разъяснения постановления Пленума Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь от 24 октября 2012 года № 9 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции», указал, что в таком случае начало истечения срока исковой давности необходимо определять на основании пункта 2 статьи 201 Гражданского кодекса.
Согласно пункту 2 статьи 200 Гражданского кодекса исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.
Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Доводы истца о том, что с предъявлением претензии срок исковой давности продлился на шесть месяцев, а в последующем предъявлением требований в порядке приказного производства и подписанием акта сверки взаимных расчетов срок исковой давности прервался, судебными инстанциями признаны необоснованными в силу следующего.
Пунктом 1 статьи 203 Гражданского кодекса Республики Беларусь установлены основания для приостановления срока исковой давности, к которым относится, в том числе, предъявление претензии.
При этом продление срока исковой давности до шести месяцев установлено частью первой пункта 3 статьи 203 Гражданского кодекса только для случаев прекращения обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 203 Гражданского кодекса, к которым предъявление претензии как действие, которое зависит непосредственно от стороны, его совершающего, не относится. Период, на который приостанавливается срок исковой давности в случае предъявления претензии, установлен в части второй пункта 3 статьи 203 Гражданского кодекса, которым удлинение срока исковой давности до шести месяцев после истечения месячного срока ответа на претензию не предусмотрено.
Таким образом, на основании положений части второй пункта 3 статьи 203 Гражданского кодекса суд определил сроки истечения исковой давности по актам от 28.07.2014 года и 01.08.2014 года - в сентябре 2015 года, в связи с чем, доводы истца о последующем прерывании срока исковой давности предъявлением требований в порядке приказного производства и в связи с признанием долга путем подписания акта сверки взаимных расчетов признаны не обоснованными.
На основании положений статьи 208 Гражданского кодекса, согласно которой с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, судом сделан вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требований в части взыскания пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Приведенный выше пример интересен еще и тем, что в нем приведены подходы судов к порядку продления срока исковой давности до шести месяцев, которое установлено ч.1 п.3 ст.203 ГК Республики Беларусь.

Довольно интересным с точки зрения правоприменительной практики является и следующий случай применения судом срока исковой давности в правоотношениях, вытекающих из Закона Республики Беларусь «О совместном домовладении»
Пример 5
Истцу на праве собственности принадлежит административное изолированное помещение, расположенное в г. Минске.
Для управления недвижимым имуществом совместного домовладения, было создано товарищество собственников.
На общем собрании товарищества собственников 12.03.2012 года был рассмотрен ряд организационных вопросов. В связи с тем, что представитель истца на данном собрании не присутствовал, о принятых решениях, как указывает истец, ему ничего не было известно.
Протокол общего собрания товарищества собственников от 12.03.2012 года был предоставлен ответчиком истцу 04.08.2016 года. Из содержания протокола истцу стало известно о том, что повестка дня собрания, в том числе, включала вопрос об утверждении размера вступительных членских взносов, а также вопрос об установлении размера ежемесячных членских взносов.
Решение общего собрания товарищества собственников в части принятия решения по вышеперечисленным вопросам, по мнению истца, не соответствует требованиям законодательства, в частности, ст.ст. 8, 11, 20, 24 Закона Республики Беларусь «О совместном домовладении», нарушает права и законные интересы истца, как собственника имущества, находящегося в совместном домовладении, в связи с чем истец обратился в суд с иском о признании недействительным в части решения общего собрания товарищества собственников от 12.03.2012 года.
Ответчиком было заявлено о применении к требованиям истца срока исковой давности.
Решением экономического суда города Минска (дело №599-2/2016) истцу отказано в удовлетворении исковых требований к товариществу собственников о признании недействительным в части решения общего собрания товарищества собственников.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд применил срок исковой давности, придя к такому выводу на основании следующего.
Статья 290 ГК Республики Беларусь определяет, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.
Согласно ст. 196 ГК Республики Беларусь исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности, как определено ст. 197 ГК Республики Беларусь, устанавливается в три года.
В соответствии со ст. 200 ГК Республики Беларусь требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Пунктом 1 ст. 201 ГК Республики Беларусь установлено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.
Суд констатировал, что нормами Закона Республики Беларусь от 08.01.1998 №135-З «О совместном домовладении», ГК Республики Беларусь не установлены специальные сроки исковой давности для исковых требований о признании недействительным решения общего собрания собственников, следовательно, подлежит применению общий срок исковой давности, установленный ст. 197 ГК Республики Беларусь - три года.
Суд пришел к выводу, что материалами дела, в частности, письмом правопредшественника истца от 06.08.2012 года, подтверждается, что по состоянию на дату составления указанного письма правопредшственнику истца было известно о необходимости оплаты членских взносов.
Данное требование (об уплате членских взносов) вытекает из ст. 20 Закона Республики Беларусь от 08.01.1998г. №135-З «О совместном домовладении» (в ред. от 09.11.2009 №55-З), частью восьмой которой предусмотрено, что имущество товарищества собственников формируется в соответствии с его уставом за счет вступительных и иных взносов, обязательных платежей его членов, доходов от хозяйственной деятельности товарищества, субсидий, предусмотренных статьей 13 настоящего Закона, и прочих поступлений.
Согласно части второй ст. 11 Закона Республики Беларусь от 08.01.1998г. №135-З «О совместном домовладении» собственник недвижимого имущества совместного домовладения обязан участвовать в расходах по содержанию и ремонту объектов недвижимого имущества, находящихся в общей долевой собственности.
В соответствии со ст. 16 Закона Республики Беларусь от 08.01.1998г. №135-З «О совместном домовладении» решение о выборе способа управления недвижимым имуществом при возникновении совместного домовладения должно быть принято в течение шести месяцев с момента появления в данном домовладении двух и более собственников.
В материалы дела было представлено письмо правопредшественника истца от 27.12.2012 года «об оплате вступительного взноса», направленное в адрес товарищества собственников, в котором правопредшественник истца просил предоставить протокол от 12.03.2012 года №1. На этом основании суда пришел к выводу, что о наличии проведенного общего собрания товарищества собственников, и, как следствие, принятых решениях истцу было известно в 2012 году. Не предоставление, как указывает истец, копии протокола №1 от 12.02.2012 года не свидетельствует о том, что истцу стало известно о принятых решениях не в 2012 году.
Таким образом, довод истца о не применении срока исковой давности, признан судом несостоятельным, поскольку материалами дела подтверждается, что правопредшественнику истца было известно о проведенном 12.03.2012г. собрании. Обязанность по оплату взносов как вступительных, так и иных закреплена в Законе, что свидетельствует о необходимости производить оплату данных взносов всем членам товарищества собственников с момента, когда они стали собственниками. Недостаточно предпринятые истцом (его правопредшественником) меры по получению протокола собрания товарищества собственников не свидетельствуют о том, что начало течения срока исковой давности должно начаться с момента получения протокола, поскольку о том, что приняты решения относительно взносов правопредшественнику истца было известно в 2012 году,

В определенных случаях в суде вообще отсутствует единообразная практика применения сроков исковой давности.
Так, например, отсутствует единообразная практика применения сроков исковой давности, в случаях, когда обстоятельства нарушения прав, помимо стороны в правоотношениях устанавливают и контролирующие органы.
Причем эта практика диаметрально противоположная.
В ряде случаев, суд исчисляет сроки исковой давности не со дня, когда стороне в правоотношениях должно было стать известно о нарушенном праве, а с момента выявления данного обстоятельства контролирующими органами.

Пример 6
Решением экономического суда города Минска (дело № 435-23/2016) с индивидуального предпринимателя в пользу коммунального предприятия взыскано сумма задолженности по арендной плате.
В ходе рассмотрения дела судом установлено следующее.
Между коммунальным предприятием и индивидуальным предпринимателем были заключены договоры аренды, согласно которым арендодатель передает арендатору, а арендатор принимает в срочное возмездное пользование площади торговых мест.
Договорами согласованы размеры арендной платы и порядок расчетов. В период действия договоров решениями Мингорисполкома устанавливались повышающие коэффициенты к ставке арендной платы.
Актом проверки от 07.12.2012 года, составленным по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности коммунального предприятия за период с 2009 года по 2012 года комитетом государственного контроля Республики Беларусь установлено занижение размеров арендной платы за сдаваемые в аренду торговые места в результате применения методики исчисления арендной платы, не соответствующей нормам Указов Президента Республики Беларусь от 23 октября 2009 года № 518 и от 29.03.2012 года № 150.
Возражая против удовлетворения исковых требований, ответчик, в том числе, ходатайствовал о применении к исковым требованиям сроков исковой давности.
Удовлетворяя исковые требования, суд указал следующее.
Согласно п.2 ст. 200 ГК Республики Беларусь, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
В соответствии со ст.197 ГК Республики Беларусь, общий срок исковой давности устанавливается в три года.
В силу п.1 ст. 201 ГК Республики Беларусь, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.
С учетом вынесения комитетом государственного контроля Республики Беларусь предписания об устранении нарушений от 15.03.2013 года по акту проверки коммунального предприятия, поступления искового заявления в суд 19.11.2015 года, суд пришел к выводу о не истечении трехгодичного срока исковой давности.

Пример 7
Между коммунальным унитарным предприятием (заказчик) и проектно-изыскательским производственным кооперативом (исполнитель) был заключен государственный контракт от 12.03.2007 года, в соответствии с условиями которого, исполнитель принял на себя обязательство по проектированию объекта реконструкции.
Актом внеплановой проверки главного управления ведомственного контроля Минского городского исполнительного комитета от 21.09.2011 года установлено, что оплаченная коммунальным унитарным предприятием в 2007-2008 годах проектная документация по вышеприведенному контракту не изготовлена.
В рамках дополнительной встречной проверки проектно-изыскательского производственного кооператива, согласно акту проверки от 20.03.2012 года проверены правильность применения проектной и субподрядными организациями расценок, цен, тарифов за фактически выполненные объемы проектно-изыскательских работ и на разработку проектно-сметной документации по государственному контракту от 12.03.2007 года. Были установлены завышения количества объемных сооружений на инженерных сетях, отраженное в исполнительной смете по отношению к фактически запроектированным, неверное применение индексов при переводе базовых цен в текущие, задвоение сумм обязательных платежей в бюджет, необоснованное включение в исполнительную смету выполненных субпроектировщиками вариантных проработок сетей в отсутствие подтверждающих факт выполнения работ документов и др., что привело к завышению стоимости проектных работ.
Актом дополнительной проверки от 22.03.2012 года было установлено завышение проектно-изыскательским производственным кооперативом стоимости проектных работ на определенную сумму.
Главным управлением ведомственного контроля по факту проверок было вынесено требование (предписание) от 18.05.2012 года, согласно которому коммунальное унитарное предприятие обязано возместить в доход бюджета незаконно полученные средства с начислением процентов в размер 1/360 ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на дату взыскания за каждый день с даты их получения по дату возмещения (взыскания), а также установлена обязанность коммунального унитарного предприятия взыскать с проектно-изыскательского производственного кооператива завышение стоимости проектных работ с начислением процентов за необоснованное временное пользование денежными средствами.
Приказами Главного финансового управления Мингорисполкома от 13.06.2013 года, от 05.02.2014 года с коммунального унитарного предприятия в бюджет взыскана сумма незаконно полученных денежных средств с начислением процентов в размере 1/360 ставки рефинансирования Национального банка на дату взыскания за каждый день с даты их получения. Денежная сумма списана с расчетных счетов коммунального унитарного предприятия.
Факт завышения стоимости проектных работ был также установлен решением хозяйственного суда города Минска от 12.02.2012 года.
Коммунальным унитарным предприятием было заявлено требование о взыскании с проектно-изыскательского производственного кооператива суммы убытков, составляющих сумму денежных средств, списанных со счета истца Главным финансовым управлением Мингорисполкома, как незаконно полученных средств бюджета, с начислением процентов в размере 1/360 ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на дату взыскания за каждый день с даты их получения по дату возмещения (взыскания).
Возражая против удовлетворения иска, ответчик просил применить сроки исковой давности и указал, что заявленное истцом требование не подлежит удовлетворению, поскольку заказчик в течение установленных законодательством сроков не заявлял о недостатках выполненных работ, в связи с чем, отсутствует обязанность по возмещению убытков.
Решением экономического суда города Минска (дело № 176-12/2015) с проектно-изыскательского производственного кооператива в пользу коммунального унитарного предприятия взыскана сумма убытков.
Принимая данное решение, суд исходил из следующего.
Согласно пункту 1 статьи 364 Гражданского кодекса Республики Беларусь должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
В соответствии с пунктом 2 статьи 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В соответствии с пунктом 1 статьи 713 Гражданского кодекса Республики Беларусь по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик (проектировщик, изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать проектно-сметную документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат.
В силу статьи 716 Гражданского кодекса Республики Беларусь подрядчик по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ несет ответственность за ненадлежащее выполнение проектно-сметной документации и изыскательских работ, включая недостатки, обнаруженные впоследствии в ходе строительства, а также в процессе эксплуатации объекта, созданного на основе выполненной проектно-сметной документации и данных изыскательских работ.
При обнаружении недостатков в проектно-сметной документации или в изыскательских работах подрядчик по требованию заказчика обязан безвозмездно переделать проектно-сметную документацию и соответственно произвести необходимые дополнительные изыскательские работы, а также возместить заказчику причиненные убытки, если законодательством или договором не установлено иное.
Поскольку законодательством установлена ответственность подрядчика по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ за ненадлежащее выполнение проектно-сметной документации и изыскательских работ, и факт ненадлежащего выполнения данных работ (завышения стоимости проектно-изыскательских работ) установлен актом дополнительной проверки Главного управления ведомственного контроля Мингорисполкома от 22.03.2012 года, получил правовую оценку в судебных постановлениях, которые вступили в законную силу и ответчиком не обжаловались, а заказчик не уполномочен контролировать порядок ценообразования стоимости проектных работ, указанных в исполнительной смете, проверять правильность применения проектировщиком (субпроектировщиком) расценок, цен, тарифов, то суд пришел к выводу о том, что имеется вина коммунального унитарного предприятия, как заказчика в отсутствие должного контроля при исполнении государственного контракта и наличие вины заказчика в понесенных убытках.
Общий срок исковой давности, установленный статьей 197 Гражданского кодекса Республики Беларусь в три года, распространяется на все виды требований, вытекающих из гражданских правоотношений, за исключением тех, в отношении которых законодательными актами установлены сокращенные или более длительные сроки по сравнению с общим сроком исковой давности либо на которые исковая давность не распространяется.
Пунктом 1 статьи 201 Гражданского кодекса Республики Беларусь установлено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Согласно части первой статьи 204 Гражданского кодекса Республики Беларусь течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.
При отказе в применении срока исковой давности судом было учтено то обстоятельство, что срок исковой давности начал течь с 22.03.2012 (с даты составления акта проверки и дня, когда коммунальное унитарное предприятие узнало о нарушении своих прав заказчика), и приостанавливался в связи с направлением от коммунального унитарного предприятия в адрес проектно-изыскательского производственного кооператива претензии от 11.03.2015 года.

Таким образом, судебные инстанции пришли к выводу об обоснованности заявленных требований и отсутствии оснований для применения к ним сроков исковой давности.

Существует и противоположная судебная практика по поводу исчисления сроков исковой давности при выявлении обстоятельства нарушения права субъекта контролирующими органами.

Пример 8
Решением Мингорисполкома от 03.06.2010 года коммунальному унитарному предприятию было разрешено сдать в аренду ООО «С» изолированные помещения в г.Минске для размещения парикмахерской (131,9 м2, в том числе: 15,1 м2 – для размещения руководителя; 116,8 м2 – для размещения парикмахерской) с определёнными условиями по арендным платежам (ставки, коэффициенты).
Между сторонами 24.06.2010 года был заключен договор аренды капитальных строений (зданий, сооружений»), изолированных помещений, их частей, находящихся в коммунальной собственности г.Минска, в соответствии с которым арендодатель передал арендатору помещения для размещения парикмахерской (согласно плана и акта передачи помещений). Условия указанного договора в части переданных площадей в аренду, а также размеров арендной платы изменялись сторонами путём подписания дополнительных соглашений.
В соответствии с договором от 18.05.2012 года коммунальное унитарное предприятие передало ООО «С» в аренду дополнительно помещение площадью 8,5 м2 с размером арендной платы 10,2 арендных базовых величин.
При этом Минским городским исполнительным комитетом на основании обращений коммунального унитарного предприятия и ООО «С» об увеличения арендуемой площади и изменения целевого назначения ранее предоставленных в аренду площадей было принято решение от 07.06.2012 года, согласно которого ООО «С» подлежали предоставлению в аренду помещения общей площадью 135,6 м2, в том числе: 8,5 м2 - для размещения руководителя (с применением коэффициента 3), 109 м2 - парикмахерская (с применением понижающего коэффициента 0,4 в соответствий с приложением 2 к Положению о порядке определения размера арендной платы при сдаче в аренду капитальных строений (зданий, сооружений), изолированных помещений, машино-мест, их частей, утверждённого Указом Президента Республики Беларусь № 150 от 29.03.2012 (далее – Положение № 150)), 4,7 м2 – солярий, 13,4 м2 – для осуществления медицинской деятельности (массаж, лечебно-оздоровительные процедуры), а также был изменен коэффициент, устанавливаемый подпунктом 8.2 пункта 8 Положения № 150, который составил 1,5.
Между коммунальным унитарным предприятием и ООО «С» 25.04.2014 года был заключен договор аренды капитальных строений (зданий), изолированных помещений, находящихся в собственности г.Минска, согласно условий которого арендатору передаются в аренду для использования под парикмахерскую, солярий, осуществление физкультурно-оздоровительных процедур помещения общей площадью 135,6 м2 с размером арендной платы 47,47 базовых арендных величин.
Минским городским исполнительным комитетом 18.06.2014 года принято решение, которым коммунальному унитарному предприятию разрешено передать указанные площади ООО «С» в аренду с установлением условий аренды. Впоследствии, решением Мингорисполкома от 08.09.2015 года, коммунальному унитарному предприятию разрешено сдать указанные площади ООО «С» в аренду с уточнением условий по целевому назначению площадей и определению арендных платежей, в соответствии с которым между арендодателем и арендатором на новый срок был заключён договор аренды капитальных строений (зданий), изолированных помещений, находящихся в собственности города от 09.09.2015 года, согласно которого размер арендной платы составил 74,71 базовых арендных величин в месяц.
По результатам проверки коммунального унитарного предприятия по вопросам соблюдения законодательства при распоряжении государственным имуществом, анализа эффективности использования государственного имущества, проведенной комитетом государственного контроля Республики Беларусь, были установлены нарушения, допущенные арендодателем при сдаче ООО «С» в аренду помещений. В частности, договор аренды от 24.06.2010 года не был приведен в соответствие с решением Мингорисполкома от 07.06.2012 года в части применения коэффициентов; применение коммунальным унитарным предприятием в нарушение требований законодательства к арендуемым площадям понижающего коэффициента 0,4, предусмотренного подпунктом 1.4.1, 1.4.3 приложения 2 к Положению № 150; пользование ООО «С» без договорных отношений коридором площадью 9,3 м2, который расположен на территории переданных в аренду помещений.
Согласно выводов, указанных в акте проверки комитета государственного контроля Республики Беларусь от 04.11.2015, выявленные нарушения повлекли недополучение коммунальным унитарным предприятием арендной платы за период с 01.06.2012 года по 30.09.2015 года в размере 686,24 базовые арендные величины, что составило 82 348 800 рублей (без учёта деноминации).
Ссылаясь на данные обстоятельства, коммунальным унитарным предприятием было подано в суд заявление о взыскании с ООО «С» неосновательного обогащения в соответствии со статьями 971, 974 ГК Республики Беларусь.
Ответчик, возражая против требований истца, указывал на то, что площади им арендовались в соответствии с условиями заключённых договоров аренды на основании принятых решений Мингорисполкома, что коридор площадью 9,3 м2 относится к местам общего пользования здания, а не коридором помещений парикмахерской ответчика, при этом ответчиком было в соответствии со статьями 200, 201 ГК заявлено о применении срока исковой давности к требованиям истца, предъявленным с пропуском срока исковой давности, установленного статьёй 197 ГК.
Решением экономического суда города Минска (дело № 166-16/2016) исковые требования коммунального унитарного предприятия удовлетворены в полном объёме, с ООО «С» взыскано в пользу истца сумма неосновательного обогащения.
Постановлением апелляционной инстанции экономического суда города Минска решение экономического суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ответчика – без удовлетворения.
Ответчик обратился с кассационной жалобой на указанные судебные постановления суда первой и апелляционной инстанций, в которой просит их отменить и отказать истцу в иске в части взыскания 63 010 160 рублей (без учёта деноминации).
В обоснование кассационной жалобы ответчик, в частности, указывал, что истец, являющийся коммерческой организацией, обязан был знать положения действующего законодательства, регулирующего предоставление в аренду недвижимого имущества, находящегося в коммунальной собственности. В данной связи ответчик указывал, что в силу пункта 1 статьи 201 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) начало течения срока для предъявления истцом требований о взыскании неосновательного обогащения в связи с неверным применением им коэффициентов (понижающих и повышающих) по арендуемым площадям должно исчисляться с момента, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, т.е., по мнению ответчика, с момента, когда должна была уплачиваться сама арендная плата по договору, а не с момента, когда данные нарушения были установлены комитетом государственного контроля Республики Беларусь в процессе проведённой проверки, оформленной актом от 04.11.2015 года.
Исследовав материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на неё, выслушав пояснения явившихся в судебное заседание лиц, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда пришла к следующим выводам.
Что касается выводов судебных инстанций о том, что заявленный ответчиком срок исковой давности не подлежит применению вследствие того, что факт несоответствия условий заключенных договоров в части площади арендованных помещений и размера арендной платы требованиям законодательства был установлен актом проверки комитета государственного контроля Республики Беларусь от 04.11.2015 года, то они не основаны на нормах материального права и фактических обстоятельствах дела.
Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 201 ГК Республики Беларусь течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Как правомерно указывал ответчик, заявляя о применении срока исковой давности, установленного статьёй 197 ГК Республики Беларусь, истец, являясь коммерческой организацией, осуществляющей сдачу в аренду помещений коммунальной собственности г. Минска, должен был знать о нарушении своих прав в части недополучения арендной платы с момента, когда она подлежала уплате, поскольку именно им не было соблюдено действующее законодательство, как при предоставлении достоверных и соответствующих законодательству сведений в Мингорисполком для принятия последним решений относительно условий аренды спорных помещений, так и при заключении истцом самих договоров аренды и при внесении в них изменений.
В данной связи, поскольку истцом иск подан 17.02.2016 года, то с учётом заявлявшейся им 17.11.2015 года претензии, ответ на которую был получен в течении месяца, и в соответствии со статьями 200, 201, 203 ГК Республики Беларусь, в удовлетворении требований истца о взыскании суммы неосновательного обогащения за период с июня 2012 года по январь 2013 года следует отказать в связи с пропуском им срока исковой давности, установленного статьёй 197 ГК Республики Беларусь, о применении которого было заявлено ответчиком в суде первой инстанции.

Необходимо помнить, что неоплата основного долга является длящимся нарушением исполнения денежного обязательства, за каждый день нарушения которого сторона кредитора (истец) вправе обратиться за взысканием пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, и по каждому дню нарушения которого исчисляется свой срок исковой давности.

Пример 9
Между истцом (субпроектировщик) и ответчиком (генпроектировщик) был заключен договор субподряда от 09.08.2010 года, предметом которого являлась разработка строительного проекта по объекту.
Договором было определено, что расчеты между генпроектировщиком и субпроектировщиком производятся ежемесячно на основании подписанных сторонами справок о готовности выполненных работ в соответствии с графиком платежей после поступления средств от заказчика.
Также договором установлено, что при задержке приемки и оплаты за выполненные работы в соответствии с условиями договора субпроектировщик вправе взыскать с генпроектировщика пеню в размере 0,15% от просроченной суммы за каждый календарный день просрочки, но не более 10% от общей стоимости просроченных оплат по договору.
Вступившим в законную силу решением экономического суда города Минска от 13.06.2016 года с генпроектировщика в пользу субпроектировщика взыскано (без учета деноминации) 197 086 486 рублей основного долга за выполненные по указанному договору работы на основании справки о стоимости выполненных работ за апрель 2013 года, которая была получена ответчиком 17.05.2013 года.
При оценке условия договора о сроке оплаты решением суда по указанному выше делу также установлена несогласованность договором срока оплаты выполненных работ по причине установления срока оплаты в зависимости от оплаты работ заказчиком.
Решение экономического суда города Минска от 13.06.2016 года исполнено ответчиком 04.08.2016 года.
Ссылаясь на наличие со стороны ответчика просрочки оплаты выполненных по договору работ, стоимость которых была взыскана с ответчика вышеуказанным решением суда, истец обратился в суд с иском о взыскании с ответчика предусмотренной договором пени, процентов, исчисленных исходя из размера ставки рефинансирования по состоянию на дату оплаты за период просрочки оплаты с 23.05.2013 года по 04.08.2016 года. В качестве обоснования срока оплаты истец сделал ссылку на пункты 3, 6 Инструкции о порядке расчетов между заказчиком и подрядчиком за выполнение проектных и изыскательских работ для строительства объектов, утвержденной постановлением Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 28.02.2003 года № 3, указав в качестве надлежащего срока оплаты, пять дней со дня получения ответчиком справки.
В ходе судебного разбирательства ответчик не отрицал наличия с его стороны факта просрочки в исполнении своих обязательств по оплате выполненных истцом работ, а лишь указывал на пропуск истцом срока исковой давности по заявленным требованиям, заявив соответствующее ходатайство.
Так, как факт просрочки оплаты стоимости выполненных истцом работ по договору подтверждался материалами дела и не оспаривался ответчиком, судом в соответствии со статьями 311, 366 Гражданского кодекса Республики Беларусь вынесено решение о взыскании с ответчика в пользу истца договорной пени и процентов за пользование чужими денежными средствами в вышеуказанных размерах.
С учетом заявление истца о применении исковой давности, суд, на основании статей 197, 200, 201 Гражданского кодекса Республики Беларусь, также отказал в иске о взыскании с ответчика пени и процентов, начисленных за период до 30.09.2013 (за пределами срока исковой давности).
При этом суд, не принял во внимание доводы ответчика об истечении срока исковой давности по всем заявленным исковым требованиям, так как они не основаны на нормах действующего законодательства.
Неоплата основного долга является длящимся нарушением исполнения денежного обязательства, за каждый день нарушения которого сторона кредитора (истец) вправе обратиться за взысканием пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, и по каждому дню нарушения которого исчисляется свой трехгодичный срок исковой давности. Соответственно, исковая давность по требованиям о взыскании неустойки (пени) по статье 311 Гражданского кодекса Республики Беларусь и процентов за пользование чужими денежными средствами по статье 366 Гражданского кодекса Республики Беларусь в порядке статей 197, 201 данного кодекса подлежит определению за каждый день нарушения обязательства по оплате основного долга.

В соответствии с ч.1 ст.204 ГК Республики Беларусь течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.
Вместе с тем, не всегда стороны могут дать правильную оценку факту признания долга.
Так, например, в приведенном ниже случае, признание долга было сделано неуполномоченным лицом, в силу чего суд пришел к выводу об отсутствии факта прерывания сроков исковой давности.

Пример 10
Решение экономического суда города Минска (дело №135-2/2015) ЧУП "Т" отказано в удовлетворении исковых требований к ответчику о взыскании суммы основного долга.
В ходе рассмотрения дела было установлено, что между ЧУП "Т" (заимодавец) и ООО "Б" (заемщик), правопреемником которого является ООО "П", 02.06.2011 года был заключен договор займа, в соответствии с которым заимодавец обязался передать заемщику денежные средства в сумме 90 000 000 белорусских рублей, а заемщик обязался их принять и возвратить в срок до 31.12.2011 года.
Во исполнение условий договора ЧУП "Т." перечислило на расчетный счет ООО "Б" денежные средства в указанном размере.
Ссылаясь на то, что ответчик не исполнил обязательства по возврату займа по договору от 02.06.2011 года, ЧУП "Т" обратилось с иском в суд с требованиями о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами в заявленном размере.
Основываясь на письме учредителя ответчика от 18.12.2014 года, из содержания которого следует, по мнению истца, что ответчик признал наличие долговых обязательств, ЧУП "Т." считало, что срок исковой давности был прерван.
Ответчик, возражая против удовлетворения исковых требований, заявил о применении сроков исковой давности.
Экономический суд, принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, исходил из того, что ЧУП "Т" пропустило срок исковой давности для защиты права по иску, установленный статьей 197 Гражданского кодекса Республики Беларусь.
Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами.
В данном случае для ответчика таковым является единоличный исполнительный орган (директор общества).
По смыслу изложенных норм признанием долга могут быть любые действия, позволяющие установить, что должник признал себя обязанным по отношению к кредитору.
Таким образом, ответ на претензию от имени ответчика должен был подписать директор общества или представитель, действующий на основании выданной доверенности, в которой конкретно закреплены полномочия на то или иное действие.
Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, допросив в качестве свидетеля учредителя ответчика, подписавшего письмо от 18.12.2014 года, суд отклонил довод истца о прерывании течения срока исковой давности, установив, что данный гражданин не являлся работником ответчика и не имел полномочий совершать действия о признании долга.

В заключении хотелось бы указать еще на ряд особенностей исчисления и применения срока исковой давности.

Так, следует иметь в виду, что заявление ненадлежащей стороны о применении исковой давности не влечет каких-либо юридических последствий.
Заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения судом исковой давности, поскольку такое заявление может быть сделано только стороной в споре.
Заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков.

По требованиям, вытекающим из договоров имущественного страхования и страхования ответственности, устанавливается общий срок исковой давности, исчисляемый со дня окончания действия договора страхования (ст.856 ГК Республики Беларусь).

В соответствии с п.4 ст.1 ГК Республики Беларусь к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Таким образом, к данным правоотношениям не могут быть и отнесены сроки исковой давности, установленные гражданским законодательством.

Не забудем упомянуть и об особенности исчисления срока исковой давности при применении Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)»
Согласно статье 196 ГК Республики Беларусь исковая давность представляет собой срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
В соответствии с пунктом 2 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 02.12.2005 №29 «О некоторых вопросах, связанных с применением сроков исковой давности» общий срок исковой давности, установленный в три года (статья 197 ГК Республики Беларусь), распространяется на все виды требований, вытекающих из гражданских правоотношений, за исключением тех, в отношении которых законодательными актами установлены сокращенные или более длительные сроки по сравнению с общим сроком исковой давности, либо на которые исковая давность не распространяется (статья 209 ГК Республики Беларусь).
Пунктом 1 статьи 201 ГК Республики Беларусь предусмотрено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.
Дела об экономической несостоятельности (банкротстве) являются отдельной категорией дел неискового производства, а производство по таким делам является самостоятельным видом хозяйственного судопроизводства по рассмотрению заявлений о признании субъектов предпринимательской деятельности экономически несостоятельными (банкротами).
Частью третьей статьи 102 Закона определено, что управляющий может предъявить иск о возврате имущества должника в течение трех лет со дня открытия в отношении должника конкурсного производства.
В этой связи, срок исковой давности, предусмотренный частью третьей статьи 102 Закона, является специальным сроком исковой давности, установленным для защиты прав должника по его требованиям к третьим лицам, возникшим до открытия конкурсного производства.
Согласно абзацу второму статьи 128 ГК Республики Беларусь к объектам гражданских прав относятся, в частности, вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права.
Исходя из системного анализа норм статьи 128 ГК Республики Беларусь и Закона, а также, принимая во внимание, что деньги, как объект гражданских прав, относятся к имуществу (движимым вещам), срок исковой давности, предусмотренный частью третьей статьи 102 Закона, распространяется не только на требования управляющего о возврате имущества должника в натуре, но и на требования управляющего о возврате денежных средств должника.

Течение срока исковой давности по требованию к наследникам о взыскании долгов начинается, когда у кредиторов появилось право требования по этим долгам ст.201, 202 ГК Республики Беларусь.

В статье 209 ГК Республики Беларусь перечислен ряд требований, на который исковая давность не распространяется.
Так, исковая давность не распространяется на:
- требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами;
- требования вкладчиков к банку или небанковской кредитно-финансовой организации о возврате банковских вкладов (депозитов);
- требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение вреда, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска;
- требования собственника или иного законного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (статья 285 ГК Республики Беларусь).

По трудовым делам предусмотрены сроки исковой давности:
а) месячный срок – по делам об увольнении. Этот срок исчисляется со дня вручению работнику приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки с записью об увольнении, или со дня отказа в выдаче или получении таких документов;
б) трехмесячный срок – по другим трудовым спорам. Срок исчисляется со дня, кода работник узнал, или должен был узнать о нарушении своего права;
в) один год – для исковых требований нанимателя по взысканию с работника материального ущерба. Срок исчисляется со дня обнаружения ущерба ст. 242 ТК

Срок исковой давности по делам, связанным с самовольным строительством не применяется

Автор: А.Ф. Барановский

Поделиться