Уступка требования не всегда может быть произведена кредитором.

Уступка требования не всегда может быть произведена кредитором

Не редко кредиторы пользуются таким инструментом перемены лица в обязательстве, как уступка требования.
Вместе с тем, возможность заключения договора уступки может быть ограничена условиями сделки, из которой эти права и обязанности вытекают.

Согласно ст.353 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства.
Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законодательством или договором.
В соответствии с п.1 ст.359 ГК уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит законодательству или договору

Уступка требования является переменой лиц в обязательстве, т.е. не изменяет возникшего обязательства. Из этого следует, что заявленные требования, по своей сути, основываются на первоначальном договоре. Если первоначальным договором предусмотрена возможность заменить лицо в обязательстве только с согласия другой стороны, то при отсутствии такого согласия такая уступка не будут соответствовать требованиям законодательства.

В качестве примера можно привести Постановление Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь по делу № 4-870/06/815к

В ходе рассмотрения кассационной жалобы УКПП «С» по делу было установлено следующее.
Решением хозяйственного суда Гродненской области с УКПП «С» в пользу ООО «М» взыскано 1202998 российских рублей и 14315 рублей РФ в возмещение расходов по госпошлине.
После вступления решения в законную силу возбуждено исполнительное производство.
Впоследствии в суд поступило заявление ООО «Д» с ходатайством о замене первоначального взыскателя на нового (ООО «Д») в соответствии с подписанным между ООО «М» и заявителем договора уступки права требования.
Определением хозяйственный суд Гродненской области произвел замену взыскателя на его правопреемника и выдал новый приказ.
Апелляционной инстанцией отмечено, что замена взыскателя произведена на основании договора уступки права требования долга, удостоверенного новым приказом хозяйственного суда.
УКПП «С» (далее - предприятие) подана кассационная жалоба. В обосновании кассационной жалобы кассатор указал, что судебными инстанциями не было принято во внимание заявление о невозможности уступки требования без согласия должника.

Отменяя судебные постановления первой и апелляционной инстанции и принимая решение об отказе ООО «Д» в удовлетворении заявления о замене взыскателя по исполнительному производству, Кассационная коллегия пришла руководствовалась следующим.
Судебными инстанциями не была дана правовая оценка возражениям должника по делу, имеющим существенное значение для решения спора.
Согласно п. 2 ст. 353 ГК Республики Беларусь для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законодательством или договором.
Аналогичные требования содержатся в п. 1 ст. 359 ГК. Таким образом, ГК Республики Беларусь не запрещает и не ограничивает применение оговорки о недопустимости уступки требования, следовательно, пункт 7.4 договора поставки, заключенного между первоначальным кредитором и должником по исполнительному производству гласящий, что «ни одна из сторон не вправе передавать свои права и обязанности по настоящему договору третьим лицам без письменного согласия другой стороны» содержит прямой запрет на уступку первоначальным кредитором прав по договору новому кредитору.
При таких обстоятельствах к новому кредитору права первоначального кредитора по взысканию долга не перешли из-за отсутствия на это письменного согласия должника и замена первоначального кредитора (ООО «М») на новое (ООО «Д») произведена судом незаконно.

Автор: Барановский А.Ф.

Поделиться