Взыскание упущенной выгоды

Вы считаете, что помимо фактических убытков понесли убытки в виде упущенной выгоды? Такие убытки тоже можно взыскать!

Упущенная выгода относится к убыткам и предполагает  неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Несмотря на кажущуюся простоту в понимании, что является упущенной выгодой, на практике процесс доказывания наличия данного вида убытков вызывает большие трудности.

В практике судебной деятельности процент удовлетворения данной категории исков очень невелик.

Это обусловлено несколькими обстоятельствами.

Секрет сложности доказывания упущенной выгоды в первую очередь объясняется тем, что в сложившейся немногочисленной судебной практике, данная категория споров отдана на откуп принципу состязательности сторон и не подпадает под действующий практически во всех остальных категориях судебных споров принцип «объективной истины». Иными словами, суд не дорабатывает за сторону доказательную базу, даже в том случае, когда видит, что иск в какой-то части обоснован.

Во вторую очередь, сложность сопряжена с тем, что для возмещения упущенной выгоды в предмет доказывания входят обстоятельства, доказывание которых  сопряжено с определенными трудностями, в отличие от требований о возмещения убытков в виде реального ущерба, где его наличие обусловлено фактически произошедшими событиями, а размер практически всегда реально установить пусть даже и при помощи экспертного заключения.

Что же необходимо сделать, чтобы выглядеть в суде убедительно и взыскать убытки в виде упущенной выгоды?

Для начала, необходимо определить перечень правовых ситуаций, при которых не будет иметься оснований для предъявления требований связанных с упущенной выгоды.

Имеет существенный момент в доказывании то обстоятельство, связывает ли кредитор возникшие убытки в виде упущенной выгоды с предполагаемыми доходами от сделки с самим должником, либо от сделки с иными контрагентами.

Хотелось бы обратить внимание, что в силу п.1 ст.14 ГК Республики Беларусь правом требовать возмещения причиненных убытков наделяется лицо, чье право было нарушено, но только в том случае, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.

При заявлении требований, о возмещении убытков в виде упущенной выгоды с предполагаемыми доходами от сделки с самим должником, кредитору необходимо иметь ввиду, что ряд правоотношений - продажа товара по образцам (п.3 ст.467 ГК), бытовой подряд (п.2 ст.684 ГК), возмездное оказание услуг (п.1 ст.736 ГК) и т.д. предусматривают возможность (если иное не установлено условиями самого договора) одностороннего отказа покупателя, заказчика и т.д. от исполнения договора без обязательств возмещения убытков. В таких случаях, в обязанности стороны, отказавшейся от исполнения договора, входит лишь возмещение контрагенту фактически понесенных ко дню отказа расходов, связанных с исполнением договора, а также стоимости уже выполненных работ (оказанных услуг).

Таким образом, в перечисленных выше, а также в случаях со схожей правовой конструкцией, заявление требований к заказчику, покупателю и т.д. о возмещении в качестве убытков недополученной прибыли в пределах цены договора, обречено в суде на неудачу.

Еще раз стоит повторить, что указанное выше правило работает только в случае, если иные правила не установлены договором между истцом и ответчиком.

В случае, когда законодательство или положения договора закрепляют право кредитора на взыскание убытков, необходимо знать, что для успешного завершения судебного спора по упущенной выгоде, истцу необходимо доказать:

  1. факт неисполнения/ ненадлежащего исполнения  должником обязательств, ставших причиной возникновения убытков;
  2. наличие причинной связи между нарушением должником обязательства и возникшими убытками;
  3. реальную возможность получения определенного дохода в определенном размере при обычных условиях гражданского оборота
  4. факт того, что истцом были предпринятые конкретные меры для получения этой прибыли меры и выполнены с этой целью необходимые приготовления и лишь действия ответчика явились единственной причиной неполучения данной прибыли (п.4 ст.364 ГК Республики Беларусь);
  5. размер упущенной выгоды.

И, если доказывание наличия самого факта неисполнения/ ненадлежащего исполнения  должником обязательств, ставших причиной возникновения убытков, не  вызывает в большинстве случаев затруднений, то оставшиеся четыре пункта зачастую становятся непреодолимым рубежом на пути кредитора к защите своего нарушенного права.

Заявляя требование о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, сторона истца в суде зачастую просто не знает, какими доказательствами может быть подтверждено наличие этой причинной связи, реальной возможности получения данного дохода, предприятия исчерпывающих мер для получения прибыли, а также размера упущенной выгоды.

Считаю возможным привести пример из судебной практики экономического суда г.Минска «классического» случая недоказанности истцом причинной связи между нарушением должником обязательства и возникшими убытками, возможности получения дохода в определенном размере при обычных условиях гражданского оборота, а также размера неполученного дохода.

Пример из судебной практики

Позиция истца.

В исковом заявлении истец ИЧУТП «С» указал, что 20.01.2013 года в результате ДТП, был поврежден принадлежащий им седельный тягач «SCANIA» и полуприцеп платформа. Транспортное происшествие произошло по вине водителя Б., управлявшего автомобилем, принадлежащим ответчику СП ООО «В». Ссылаясь на то обстоятельство, что в результате простоя поврежденного по вине ответчика имущества на протяжении 34 дней, истцом был недополучен доход, истец просил взыскать с СП ООО «В» упущенную выгоду в размере 56 427 586 белорусских рублей (неденоминированных).

Выводы суда.

В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что действительно 20.01.2013 года в результате ДТП, был поврежден принадлежащий ИЧУТП «С» седельный тягач «SCANIA» и полуприцеп-платформа. Транспортное происшествие произошло по вине водителя Б., управлявшего автомобилем, принадлежащим СП ООО «В».

Судом констатировано, что по общему правилу ст. 14 ГК Республики Беларусь возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности для применения которой лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать причинную связь между правонарушением и убытками (в данном случае связь между дорожно-транспортным происшествием, имевшим место по вине водителя ответчика и простоем автомобиля истца по причине  ремонта транспортного средства), а также представить доказательства, подтверждающие размер убытков. При доказывании убытков в виде упущенной выгоды, истец должен обосновать избранную им методику расчёта убытков в виде упущенной выгоды и представить доказательства по приведённому обоснованию.

Основанием для возмещения убытков в виде упущенной выгоды является доказанность стороной по делу всей совокупности перечисленных условий.

В соответствии с п.4 ст. 364 Гражданского кодекса Республики Беларусь, при определении упущенной выгоды должны учитываться меры, которые предпринял кредитор для получения соответствующей выгоды, и сделанные с этой целью приготовления.

Согласно приведенному истцом обоснованию, упущенная выгода рассчитывается им, как доход, полученный от работы аналогичного поврежденному имущества, в период нахождения в ремонте (34 дня)седельного тягача «SCANIA» и полуприцепа-платформы за минусом командировочных расходов, расходов по приобретению топлива, заработной платы, страховых взносов, на приобретение книжки МДП и стоимости предрейсовых медицинских осмотров.

Вместе с тем, при такой методике расчёта, размер дохода в сумме 56 388 286 белорусских рублей (неденоминированных), по мнению суда, является неоправданно завышенным, направленным на повышение благополучия истца, поскольку при расчёте размера упущенной выгоды истец исходил из ничем не подтвержденного предположения, что в случае не причинения вреда имуществу ИЧУТП «С», седельный тягач «SCANIA полуприцеп-платформа осуществили бы перевозки грузов по маршрутам: Словакия –Германия; Германия – Беларусь; Россия – Беларусь; Польша – Беларусь с ежедневной занятостью.

Также судом констатировано то обстоятельство, что стоимость провозной платы даже для идентичных по грузоподъемности и техническим характеристикам машин будет различна, поскольку стоимость каждой конкретной грузоперевозки зависит от перевозимого груза, протяженности и географии маршрута, условий перевозки и т.д.

Истом также, по мнению суда, не было подтверждено никакими доказательствами позиция о том, что если бы седельный тягач «SCANIA» и полуприцеп-платформа не были повреждены, то они бы были обеспечены непрерывной работой в период вынужденного простоя.

В силу ч.2 ст. 100 ХПК Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Судом было предложено истцу предоставить доказательства наличия в промежуток времени с 20.01.2013 года по 22.02.2013 года заявок на осуществление перевозок, которыми располагал ИЧУТП «С» и по которым истец был вынужден отказаться от перевозки в связи с отсутствием свободных единиц техники.

Вместе с тем, каких-либо доказательств этому истец не предоставил.

Предъявленные суду договора транспортной экспедиции, расценены судом, как ненадлежащее доказательство упущенной выгоды истца поскольку, они имеют иную правовую природу, чем договора перевозки. Истцом также не было приведено суду никаких доказательств тому, что предоставленные договора транспортной экспедиции являются следствием отсутствия собственного транспорта ИЧУТП «С» и невозможности самостоятельно осуществить перевозку.

Также судом установлено, что истцом необоснованно был завышен период простоя автомобиля (34 дня). Согласно заказ-наряда от 22.02.2013 года нормативное время ремонта поврежденного транспортного средства составляет 39,3 часа, что не превышает 5 рабочих дней.

Доводы истца о простое транспортного средства более одного месяца ввиду отсутствия запасных частей к нему, является несостоятельной, поскольку СП ООО «В» не несет ответственности за наличие или отсутствие у ремонтной организации запасных деталей.

Помимо этого, как следовало из заявки на ремонт от 22.02.2013 года, грузовой седельный тягач «SCANIA» получил лишь незначительные повреждения (разбито зеркало заднего вида), на устранение которых, согласно нормативу времени, потребовался 1 час. Следовательно, включение истцом в объем неполученных доходов, убытков связанных с неиспользованием седельного тягача на протяжении 34 дней судом признан необоснованным.

Изложенные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что истцом не предоставлено ни достоверного обоснования размера неполученных доходов, ни доказательств возможности получения определенного им размера дохода при обычных условиях гражданского оборота.

Поскольку размер суммы упущенной выгоды является недостоверным и документально не обоснованным, решением суда в удовлетворении исковых требований ИЧУТП «С» к СП ООО «В» о взыскании убытков в виде упущенной выгоды отказано.

Выводы.

Анализируя рассмотренное дело, хотелось бы отметить, что истцу следовало либо перед заявлением требований оценить свои шансы с точки зрения наличия доказательств, либо же быть более расторопным в процессе их представления суду.

По мнению автора, факт возможности получения дохода в определенном размере при обычных условиях гражданского оборота, принятия мер для получения этой прибыли и выполнения с этой целью необходимых приготовлений мог быть подтвержден истцом в обозначенном выше случае следующими доказательствами:

подписанным и не исполненным в установленный срок или расторгнутым по причине невозможности исполнения из-за отсутствия транспорта договором перевозки с третьим лицом;

надлежаще оформленными и не исполненными в установленный срок заявками третьих лиц на перевозку груза;

перепиской между истцом и третьим лицом по вопросу согласования неосуществленной перевозки;

надлежаще оформленные путевые и командировочные документы на водителя и поврежденный транспорт;

перепиской по вопросу поиска/аренды полуприцепа для седельного тягача (для временной замены поврежденного).

В данном случае, при предоставлении исходных документов, базой для расчета упущенной выгоды должна быть принята цена неисполненного в пользу третьего лица договора, а не заявленный истцом доход, полученный от работы аналогичного поврежденному имущества, в период нахождения в ремонте (34 дня) седельного тягача «SCANIA» и полуприцепа-платформы.

Конечно же, размер упущенной выгоды необходимо определять за вычетом расходов, которые кредитор должен был понести, если бы должник надлежаще исполнил обязательство.

Таким образом, в приведенном выше примере из судебной практики, размер убытков в виде упущенной выгоды составлял бы разницу между ценой заключенного (согласованного), но не исполненного по причине отсутствия транспорта договора и расходов, включенных в себестоимость перевозки  (командировочных расходов, расходов по приобретению топлива, заработной платы, страховых взносов, на приобретение книжки МДП, стоимости предрейсовых медицинских осмотров, платы за проезд по дорогам, амортизации транспортного средства и т.д.).

К слову об обосновании расчета упущенной выгоды

Хотелось бы с сожалением отметить, что в настоящее время не существует законодательно закрепленного единого подхода, либо утвержденного алгоритма расчета убытков в виде упущенной выгоды, как нет и единой судебной практики в том плане, какой расчет в конкретной ситуации причинения убытков будет являться достаточно обоснованным для суда.

Анализ судебной практики говорит о том, что в большинстве случаев, когда суд признавал право на реализацию истца такого способа защиты своего нарушенного права, как взыскание упущенной выгоды, в удовлетворении исковых требований все равно отказывалось по причине необоснованности представленного расчета размера данного вида убытков и непредставлении истцом доказательств  в части  расчета суммы требований.

Хотелось бы отметить положительный опыт в этой сфере Государственной комиссии Совета Министров СССР по экономической реформе, одобрившей 21.12.1990 года Временную методику определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров. К сожалению, данный опыт так и остался практически не реализованным национальным законодательством

Конечно же, данная Временная методика не охватывала всех возможных аспектов и вариантов, связанных с наступлением последствий в виде убытков, однако, она задавала конкретный алгоритм расчета убытков, в том числе и упущенной выгоды, а также задавала конкретное направление развития законодательной мысли.

К сожалению, дальнейшего развития данная мысль не получила, а сделанные наработки в судебной практике не используются. Наличие методики оценки ущерба от пожаров на торфяниках, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь от 22.07.1996 г. N 166, содержащей формулу расчета упущенной выгоды, ввиду специфики и узкого диапазона ее применения, при освещении общей темы порядка взыскания упущенной выгоды, в счет мной не принимается. 

Видится, что выработка универсальной методики для определения способа расчета и размера упущенной выгоды не возможна, поскольку связанные с неполученным доходом убытки могут вытекать из великого многообразия существующих на данный момент правоотношений, для каждого из которых будет присуща характерная только данному правоотношению база для исчисления данного вида убытка, особенности ценового регулирования, затратная составляющая и т.д.    

Упомянутой мной выше Государственной комиссией Совета                                            Министров СССР по экономической реформе предоставлено право Министерствам и ведомствам определять отраслевые особенности применения данной методики.

Наиболее логичным  было бы развитие этого правового института путем составления Министерствами Республики Беларусь по отраслевым составляющим соответствующих методик с последующим их закреплением в судебной практике.

Однако, пока этого не сделано, в целях упрощения возможного доказывания размера убытков, связанных с неисполнением / ненадлежащим исполнением договорных обязательств, наиболее разумным выходом представляется  включение в положения договоров порядка (алгоритма) определения данного вида убытков, либо использование предоставленными законодательством иных возможных институтов, обеспечивающих исполнение обязательств. В частности, неустойкой.

В заключении хотелось бы обратить внимание читателей еще на несколько, на мой взгляд, существенных моментов.

Заявляя требования о взыскании убытков, необходимо помнить положения ст.365 ГК Республики Беларусь, в которой по общему правилу установлено,  что убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка), за исключением случаев, предусмотренных законодательством или договором.

Не редко в судебной практике встречаются случаи, когда неустойка по договору имеет зачетный характер, однако требования заявляются истцом на полную сумму неустойки и полную сумму убытков. Как следствие, судом констатируется частичная необоснованность исковых требований.

Еще одним существенным моментом является обстоятельство наличие вины самого кредитора в неисполнении (ненадлежащем исполнении) должником своих обязательств, что в силу положений ст.375 ГК Республики Беларусь является основанием для уменьшения размера ответственности должника.

Автор: Барановский Андрей

Фразы: неполученный доход, упущенная выгода, как взыскать упущенную выгоду, как взыскать неполученный доход, взыскание убытков

Поделиться