Злоупотребление правом

Не все, на первый взгляд законные требования, подлежат удовлетворению.

В судебной практике встречаются случаи, когда даже при правильно подобранном правовом обосновании заявленных требований, суд может отказать истцу в удовлетворении иска.

Рассмотрим основания, по которым это может произойти.
Национальным законодательством по умолчанию предполагается добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений.
Граждане и юридические лица вправе осуществлять защиту своих прав с соблюдением пределов, установленных законодательством.

Статьей 9 Гражданского кодекса Республики Беларусь такие пределы установлены. Их смысл сводится к тому, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование своих прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление своим доминирующим положением на рынке.
Практическое применение указанной выше нормы выражается в констатации судом факта злоупотребления истцом своим правом и отказом в удовлетворении исковых требований.
Следует понимать, что условием применения приведенной выше нормы, будет являться явное злоупотребление стороной своими правами. Общего правила или устоявшейся судебной практики, закрепляющих критерии, в каких случаях такое злоупотребление будет явным, не существует. В каждом конкретном споре установление обстоятельств злоупотребления правом, будет являться понятием оценочным.

Рассмотрим пример из судебной практики.

Экономическим судом было рассмотрено дело по иску ЗАО "А" к ОДО "Т" о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) от 30.04.2013 (договор лизинга) и понуждении к передаче предмета договора.
Судом было вынесено решение об отказе в удовлетворении исковых требований по следующим основаниям.

Согласно ст. 291 ГК односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора.

В судебном заседании было установлено, что в соответствии с договором лизинга, заключенным между ОДО "Т" (лизингополучателем) и ЗАО "А" (лизингодателем), истец обязался приобрести в собственность и предоставить ответчику за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей растворонасос 2008 года выпуска в количестве одной единицы.

Взятые на себя по договору лизинга обязательства лизингодатель исполнил в полном объеме и в согласованные с лизингополучателем сроки, что было подтверждено актом сдачи-приемки имущества в лизинг и товарно-транспортной накладной.

В соответствии с условиями договора лизинга лизингополучатель обязался вносить плату за владение и пользование имуществом в денежной форме в виде лизинговых платежей в порядке, размере и сроки, установленные в графике лизинговых платежей.
Ссылаясь на несвоевременное исполнение ответчиком обязательств по внесению лизинговых платежей и выкупной стоимости в рамках договора лизинга, истец просил расторгнуть договор лизинга и понудить ответчика к передаче предмета договора лизинга.

Судом констатировано, что в соответствии с ч. 1 ст. 636 ГК по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца (поставщика) и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца (поставщика).

Согласно условиям договора лизинга, по окончании срока финансовой аренды при условии исполнения лизингополучателем всех своих обязательств по договору лизингополучатель вправе выкупить имущество у лизингодателя по выкупной стоимости, указанной в графике лизинговых платежей (приложение 1 к договору лизинга); выкупная стоимость оплачивается лизингополучателем лизингодателю в день внесения последнего лизингового платежа согласно приложению 1 к договору лизинга после уплаты лизингополучателем всех лизинговых платежей, штрафов, пеней, неустоек, выполнения лизингополучателем всех иных, в том числе денежных, обязательств по договору в полном объеме.
Право собственности на имущество перешло к лизингополучателю по условиям договора после уплаты лизингополучателем всех сумм и подписания сторонами акта об исполнении договора.

Из представленных истцом документов и сведений, на дату рассмотрения спора ответчиком полностью были уплачены лизинговые платежи с учетом суммы выкупной стоимости в размере 462548757 белорусских рублей.
Факт отсутствия задолженности у ответчика по оплате предмета лизинга истцом не отрицался.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 420 ГК изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК и иными актами законодательства или договором.
По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:
1) при существенном нарушении договора другой стороной;
2) в иных случаях, предусмотренных ГК и иными актами законодательства или договором.
Существенным признается нарушение договора одной из сторон, влекущее для другой стороны такой ущерб, в результате которого она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Обосновывая требования о расторжении договора лизинга и понуждении ответчика к возврату предмета договора лизинга, истец ссылался на наличие у ответчика задолженности по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами и неуплаченных арендных платежей, возникших, по мнению истца, в силу положений договора лизинга из-за нарушения ответчиком срока возврата лизингодателю предмета лизинга (по хронологии после уплаты лизинговых платежей и выкупной стоимости).

В силу п. 1 ст. 379 ГК надлежащее исполнение прекращает обязательство.
Поскольку ОДО "Т" исполнило обязательство по внесению лизинговых платежей и выкупной стоимости за имущество, то судом констатировалось, что в этой части обязательства ответчика (финансовая аренда и выкуп предмета лизинга) были прекращены исполнением.
Наличие у ответчика обязательств по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки либо иных платежей в счет обеспечения надлежащего исполнения не могли являться основанием для расторжения договора и истребования его предмета.

В соответствии с ч. 1 п. 1 ст. 9 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
Для защиты имущественных прав либо при понуждении лизингополучателя к оформлению документов истцу следовало избрать надлежащий способ защиты своих прав.

Таким образом, принимая во внимание обстоятельства уплаты лизингополучателем лизинговых платежей и выкупной стоимости и, как следствие, прекращение данных обязательств исполнением, отсутствие существенности нарушения условий договора, оснований для расторжения договора не имелось.

Поскольку суд пришел к выводу о необоснованности исковых требований о расторжении договора лизинга, то и в удовлетворении требований о понуждении к передаче предмета договора лизинга также отказано.

Рассмотренный пример из судебной практики показывает, что уплата надлежащим образом лизинговых платежей и выкупной стоимости предмета договора лизинга прекращает обязательство. Данное обстоятельство может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) и понуждении к передаче предмета договора лизинга.

Автор: Барановский А.Ф.

Поделиться